Миссия выполнима

Миссия выполнима

Знание
|  01 августа 2007

Мишель Анго – один из немногих европейцев, кто получил посвящение браминов на исполнение Вед и обладает правом преподавать ведическую декламацию как европейцам, так и индийским мудрецам – пандитам. В Москве под руковод­ством профессора слушатели, не знающие санскрит, осваивают ведическую декламацию, не вдаваясь в смысл священных текстов. Это мощная духовная практика “свадхьяя”, которая воздействует на сознание и тело. Ведическая декламация настраивает и упорядочивает все вибрации ума и тела, от тончайших уровней до самых грубых. Вторая часть курса по­свя­ще­на детальному лексическому и смысловому разбору фундаментального текста “Йога-сутры” Патанджали, а также комментариев к нему Вьясы и других авторитетных учителей древности. Мишель Анго помогает ученикам понять смысл каждого слова, рассмотрев его словно под лупой.

В начале курса вы сказали: “Я француз, христианин и люблю Веды”. Можете ли вы это прокомментировать?

Прежде всего, я – грамматист и санскритолог и никогда не был влюблен в Индию. Для меня это такая же страна, как и любая другая, чьи традиции описаны в древних текстах, дошедших до наших дней. Я пришел к санскриту не через йогу, Индию или какую-то метафизику – я просто люблю буквы. Изучение Вед для меня не является вопросом религии – мой интерес лежит в области языкознания.

Но ваши курсы позиционируются как духовная практика.

Да, это так! Все зависит от ситуации. Санскритские тексты в любом случае были составлены грамматистами. Когда меня просят провести курс “Йога-сутр” в Мос­кве, очевидно, что людей интересует не грамматика. В данном случае речь идет о выявлении связи между духовным опытом и знанием текста “Йога-сутр”. Важно понять, что не тексты иллюстрируют опыт, а, наоборот, именно тексты к нему “ведут”, охраняя вас и не давая уйти в какие-то дебри. Часто люди либо практикуют, не уделяя внимания текстам, либо изучают древние трактаты, не подкрепляя теоретические знания опытом. И тем, и другим чего-то не хватает. Я сам столкнулся с этой проблемой. Изучая священный текст “Йога-сутр”, в определенный момент я понял, что одной грамматики недостаточно. Поэтому я поехал в Индию и Тибет – чтобы узнать точное значение тех слов, которые я читал. Я хотел, чтобы за словами появилась реальность.

Какой духовный опыт дает декламация Вед?

Веды – это прежде всего священный путь. Они “работают” точно так же, как, например, хоровое пение в православных храмах. Но есть особый аспект: только ведические тексты создавались с учетом воздействия звука на физиологию человека, который их декламирует. Изучением этого воздействия занимались брамины древности. В результате они сформировали такую поэзию, которая красива с точки зрения музыки и фонетики, но на уровне смысла не представляет особого интереса. И если вы хотите философии, то почитайте Платона или Канта, но не Веды, потому что они не при­над­ле­жат к области размышлений.

Декламация Вед на протяжении веков была священным долгом браминов. Могут ли европейцы, например, исповедующие христианство, ощутить этот эффект?

Несмотря на то что мы – христиане, мы, безусловно, можем испытать на себе позитивное воздействие. О негативных стихах речь не идет, хотя в Ведах есть и такие – для врагов, например. Но на курсах я, конечно, даю декламировать только светлые тексты, и они не являются секретными. Музыка и пение действуют на уровне физиологии, а не интеллекта. Возьмем Сама-веду. При ее декламации голос используется как музыкальный инструмент, при этом фразы построены так, что их смысл понять невозможно.

Можете ли вы представить, как декламировала бы Веды Мария Каллас с ее вокальными данными?

Когда Мария Каллас поет в опере, она делает это для зрителей. Это спектакль, в котором звуки направлены на публику. Мы же декламируем Веды не для кого-то, а лишь для себя самих. Важны не звуки, а сам процесс их воспроизведения. Брамины, которые декламируют их уже 3000 лет, далеко не великие оперные певцы. Голос может быть слабым и плохо по­став­лен­ным, но речь идет не о том, чтобы исполнить красивую мелодию. Это священная литература.

Расскажите, пожалуйста, о ваших учителях и о том моменте, когда вы поняли, что уже можете или должны преподавать санскрит.

Это происходило постепенно. Я работал в Индии в университете. Там же трудилось 20–25 эрудитов, знатоков санскрита и тамильского языка. Это была моя первая работа. Там я впервые встретил пандитов, которые и подтолкнули меня к декламации Вед. И вернувшись во Францию, я решил сделать университетскую карьеру именно в области санскрита. Мне хотелось как-то отблагодарить своих учителей или заплатить им, но они отказались и попросили меня учить Ведам других людей.

Почему?

Потому что они считают, что присутствие браминов на Земле закончено. Это очевидно. Это то, с чем они смирились. И желая сохранить Веды, они согласились обучать меня, при условии, что я буду соблюдать определенные правила. Поскольку они знали, что я христианин (а они настаивали, чтобы человек был религиозным), они настояли, чтобы я поклялся на Библии (это было забавно) правильно выполнять свою работу.

Как вы относитесь к тому, что сегодня Веды и “Йога-сутры” Патанджали доступны всем? Их, например, можно найти в Интернете.

Веды в Индии принадлежат уже к области культуры. А религиозное сознание жителей этой страны занято другими текстами. Веды – это что-то вроде “иконы”, часть богатого наследия прошлого, которым можно гордиться. Брамины продолжают работать в храмах, зачастую они очень симпатичны, но нередко невежественны и совсем не обладают тем интеллектуальным статусом, который имели их предки-эрудиты. Брамины как класс профессиональных эрудитов, из которого происходит вся интеллектуальная цивилизация Индии, прекратили свое суще­ство­ва­ние еще 2500–3000 лет назад. И если сегодня Веды представляют интерес в глазах некоторых индийцев, то только потому, что западные люди этим интересуются.

Ваш курс длится неделю. То есть у учеников фактически есть возможность только прикоснуться к этой священной традиции.

Я здесь не для того, чтобы играть роль гуру. Я знаю, что для некоторых участников курса священный текст “Йога-сутр” лежит в основе их духовной практики. Моя функция – говорить с точки зрения “Йога-сутр”, моя цель – произносить “Йога-сутры”. Все остальное принадлежит свободной воле каждого.

Я думаю, что свобода в этой области – самое главное. Если меня по­про­сят обучать другим сан­скритским текстам, которые будут противоречить “Йога-сутрам” и которые я знаю, – я буду излагать их так же беспристрастно, для того чтобы вы смогли оценить великие тексты Шанкары или Нагарджуны. И поскольку точно так же важна моя личная свобода – я не говорю о том, что думаю или переживаю. Я говорю то, что вложено в текст. Как преподаватель я хочу, чтобы у людей появилась правильная, полная и глубокая идея о Тексте, который является основным и великим для сферы духовности. И я думаю, что духовность универсальна. Но я не вмешиваюсь в то, что люди делают с этим текстом потом, в зависимости от их понимания, они будут делать то, что захотят, а я не нахожусь в позиции Учителя. Меня часто просят об этом, а я часто отказываюсь.

Рассказать друзьям:
Печатать

 

Наши лучшие онлайн курсы:



СЛОВАРЬ ЙОГИ

Смотрите также
Как осознанность влияет на качество управления своим здоровьем Ключевые тренды осознанного отношения к своему здоровью
От тьмы к свету Как ум формирует нашу реальность
Mindfulness для смягчения последствий пандемии Поддержка психологического благополучия
Випассана Классическая, по Гоенка
Астрологический прогноз на неделю (с 13 июня по 19 июня) Основывается на индийской системе (Джйотиш)
Регистрация
Вход
Регистрация
Вход