Культурный обмен

Культурный обмен

Знание
|  06 июля 2007

Во время очередного путешествия в Непал в 1969 году датчане Оле и Ханна Нидал познакомились с его святейшеством 16-м Кармапой, духовным лидером буддистов линии Карма Кагью. Эта встреча определила всю их дальнейшую жизнь. Следующие три года они провели в Гималаях, обучаясь духовным практикам под руководством самого Кармапы. А в 1972 году Оле Нидал возвратился в Европу, уполномоченный своим учителем создавать буддистские центры на Западе. С тех пор лама Оле постоянно путешествует, читая лекции тысячам учеников по всему миру.

Вас все время окружают люди – ученики, журналисты... Если верить распорядку дня, опубликованному на вашем сайте, все свое время с 10 утра до глубокой ночи вы посвящаете встречам. У вас остается время на личную практику?

Наш ум всегда пребывает в одном и том же месте: ноги могут идти куда угодно, но ум при этом не меняется. С этой точки зрения все есть духовная практика. Вы смотрите на то, что вас окружает, но центр остается неизменным.

Вы ездите с лекциями по разным странам, у вас расписан весь год, и я не нашла в этом расписании ни одного перерыва, хотя бы на несколько дней. Вам нравится такой образ жизни? Вы не устали?

Я объезжаю весь мир дважды за год и чувствую себя прекрасно! Меня никогда не интересовал пассивный отдых в пятизвездочных отелях, мне скучно сидеть на одном месте. Знаете, что самое смешное? Я до сих пор беру с собой слишком много вещей. У меня всегда огромный багаж, большая часть из которого мне просто не нужна!

Тибетские ламы регулярно уходят в продолжительные ритриты, иногда на несколько лет. Вы позволяете себе иногда “отойти от дел” и уединиться для глубокой практики?

Да, время от времени я устраиваю себе ритриты на 2–3 недели. Если быть до конца честным, такое уединение, как правило, связано с написанием книг. Но, конечно, я много медитирую в течение этого времени, так что это можно назвать ритритом. Что касается тибетских лам, они работают в основном с медитацией. Для нас же, западных людей, существенную роль играют видение и познание мира. И это очень важная составляющая, так как само наше восприятие и есть непрерывная медитация. У тибетских лам эта часть практики либо отсутствует, либо представлена не в таком объеме, как у нас. Они уделяют больше внимания традиционной медитации в положении сидя, тогда как на Западе большое значение придается тому, как мы видим мир, насколько осознан наш ум в этом видении. Но в итоге мы приходим к одному и тому же результату.

Вы когда-нибудь практиковали асаны?

Да, когда я жил в Непале и курил много гашиша, йога была единственным способом прийти в себя утром.

Вероятно, асаны не были для вас духовной практикой…

Нет, они были средством взбодриться. Спустя какое-то время жизнь стала слишком насыщенной и на асаны не оставалось времени, но я вернулся к ним два года назад. Причиной стал несчастный случай, который произошел со мной во время прыжка с парашютом. Дело в том, что я прыгал в положении сидя, а непосредственно до того, как прыгать, провел в медитации 72 часа. Во время прыжка я просто уснул в свободном падении, парашют раскрылся автоматически, но слишком поздно. Я получил очень серьезную травму спины, бедро было сломано в двух местах. Одна мудрая женщина из Мексики показала мне асаны, которые помогли мне восстановиться. С тех пор, как только появляется возможность, я делаю эти несколько упражнений. Вообще, я в хорошей форме: в молодости занимался боксом, иногда участвую в забегах на длинные дистанции, последний раз пробежал 21 километр – по-моему, неплохой результат. Кроме того, я люблю танцевать и могу делать это всю ночь, если музыка хорошая.

Какая роль отводится телу в буддистской традиции?

Мы не привязываемся к телу и не придаем ему большого значения, потому что рано или поздно оно все равно умрет. Это просто инструмент, который мы используем, чтобы совершать благие поступки. Конечно, нужно стремиться к тому, чтобы этот инструмент прослужил как можно дольше, ведь должно пройти много времени, прежде чем вы добьетесь каких-то результатов в практике.

В современной хатха-йоге стало модно смешивать практики разных традиций в рамках одной школы. Например, люди практикуют асаны и буддийскую медитацию одновременно. На ваш взгляд, в таком подходе есть смысл?

Асаны полезны для здоровья, и вы можете дополнять ими буддистскую медитацию. Но смешивать дыхательные практики, медитации и техники, связанные с работой с энергией, разных традиций нельзя. Например, буддистские техники медитации и работу с энергетическими каналами из индуизма. Это внесет путаницу: невозможно поместить свой ум в два места одновременно.

Но ведь конечная цель и того, и другого учения одна и та же.

Знаете, некоторые говорят, что цель одна, некоторые – что цели разные. Это довольно сложный предмет для обсуждения. И потом, дело же не только в цели, но и в способе добраться до нее. Вы не сможете переплыть реку сразу на нескольких лодках. На мой взгляд, концепция атмана, брахмана и их слияния, существующая в индуизме, отличается от буддистской идеи природы чистого света, которой обладает наш ум. Кроме того, у нас разные представления о том, как расположены энергетические каналы. Вообще, существенных различий довольно много и я бы определенно не стал это смешивать.

Если бы человек, ничего не знающий о буддизме, спросил вас, что это такое, как бы вы ответили ему в двух словах?

Я бы сказал, что это метод, позволяющий полностью раскрыть человеческий потенциал. И конечно, смысл буддистских практик в том, чтобы служить всем живым существам.

Рассказать друзьям:
Печатать

 

СЛОВАРЬ ЙОГИ

Смотрите также
Весеннее интервью с Сати Редакция поговорила с Сати о йоге, весне и предстоящем концерте.
9 поз против стресса и тревожности Асаны, которые помогают справиться с беспокойством
Будь на одной высоте… с учителями «Места встречи Yoga Journal» Преподавательский состав мероприятия
Астрологический прогноз на неделю (с 11 октября по 17 октября) Основывается на индийской системе (Джйотиш).
Регистрация
Вход
Регистрация
Вход