20-я Конференция Йога Журнала: интервью с Сергеем Агапкиным

Интервью с Сергеем Агапкиным

люди

Мы продолжаем публикацию интервью с преподавателями 20 Международной Конференции Йога Журнала. Сегодня наш собеседник — Сергей Агапкин.

Сергей Агапкин — один из ведущих специалистов по йоге и йогатерапии в России, ректор АНО ДПО «Институт Традиционных Систем Оздоровления», врач, кандидат психологических наук. С 1989 года Сергей Агапкин занимается йогой, а с 1993-го — ее преподает. Сейчас он руководит сетью йога-центров Agapkin Yoga Station, где проводят занятия инструкторы, прошедшие обучение под его руководством. Один из авторов сборника «Наука-Йоге» с материалами Всероссийской научно-практической конференции «Наука йоге — 2020».

Сергей, Вы обучались в Индии у уважаемых Балмукунд Сингха, у А.Г.Мохана. Основные принципы, которые передали Вам эти учителя?

Да, действительно, я учился у Балмукунд Сингха. И мне кажется, что одна из важных вещей, которой я у него научился, это драйв во время занятий, принцип like a fun: занятие не обязательно должно быть каким-то унылым, сосредоточенно угрюмым. Оно вполне может быть весёлым, интересным и при этом эффективным.

Что касается А. Г. Мохана, то транслируя концепцию Тирумалая Кришнамачарьи, он дал в большей степени методические принципы. Это то, чего у других преподавателей практически не встречалось. Речь идет о принципах вини-йогах (целесообразности), анукрийя-пратикрийя (подводящих, компенсирующих асан), виньяса-краме (соединения дыхания и движения). То есть это в большей степени методология преподавания.

Вы предлагаете большой спектр в йогатерапии: работа с плоскостопием, йога с булавами, атигадха-йога, группы «без паники», Йогатерапия для женщин после 40. Расскажите коротко об этих направлениях.

Это не все относится к йогатерапии.

Атигадхапйога — скорее современная интерпретация самого понятия хатха-йога (которая переводилась исходно как йога, выполняемая с усилием).

Если мы говорим о работе с булавами, то это опять же по сути хорошо забытая старая индийская работа с мудгарами, которая использовалась в йогических орденах (акарах) на протяжении сотен лет. В первую очередь из-за того, что англичане запрещали странствующим йогинам носить ритуальное оружие. Поэтому работа с различными копьями, булавами и трезубцами из йоги ушла куда-то в подпольные залы для занятий. Собственно, мы по сути, просто это восстановили, основываясь на том, что изучал в Индии Сергей Бабкин, на опыте европейских и иранских реконструкторов Так что булавы- это как бы отдельная тема.

Что касается йогатерапии для той или иной задачи, то каждое из этих направлений достаточно легко и просто обозначается самим названием. Например «Йогатерапия плоскостопия» — работа с плоскостопием. Йоготерапия для женщин после 40 — это работа с применопаузой, то есть с профилактикой и лечением климактерического синдрома.

Физиотерапия и лечебная физкультура — это ваша специализация. Что общего с йогой? Различия?

Йога многими индийскими авторами (Кувалаянанда, Йогендра) относилась и относится к системам физической культуры — это один из видов. Он специфичен, но тем не менее с начала ХХ века они квалифицировали йогу как систему физического воспитания и образования.

В традиционной западной лечебной физкультуре подразумевается некий специфический эффект, то есть чётко ставится цель, формулируются задачи и подбираются упражнения для решения конкретной проблемы. В йоге это не так очевидно, много элементов, скажем так, холистических. То есть мы делаем какие-то вещи без объяснения механизмов в надежде, что они помогут.

В этом, мне кажется, и есть основное различие. В рамках нашего института мы стараемся свести это все к некоему единому варианту, где обозначены конкретные цели, механизмы и упражнения, которые мы используем. И они имеют разносторонний эффект.

Вы занимаетесь йогой с 1988 года. Что за йога была тогда, в СССР? Как Вы к ней пришли? Где брали информацию?

Йога конца восьмидесятых — начала девяностых очень сильно отличалась от того, что мы имеем сейчас по целому ряду позиций.

Во-первых, источники источники информации. Йога Айенгара только появилась. Это в основном были варианты, которые были описаны в книгах самиздата, которые переводились на русский. Тогда публиковался Анатолий Николаевич Зубков — первый дипломированный йог высшей квалификации в Советском Союзе, популяризатор и пропагандист хатха-йоги, президент Всесоюзной ассоциации развития человека. Его школа в значительной степени была основана на школе Дхирендры Брахмачари.

В начало девяностых уже появилась Йога Айенгара, но бихарской школы йоги, аштанга-виньяса йоги на тот момент не было в помине, никто о них не знал.

Не было никаких тичерс-курсов. По большому счёту мастера, которые преподавали йогу, это просто были люди, которые какое-то время занимались йогой, а потом просто в какой-то момент пытались передавать свои знания.

В большинстве случаев это были преподаватели эклектики, которые, занимаясь по книжкам, брали отовсюду понемногу. Отсюда взяли какие-то асаны, из Поля Брега — лечебное голодание, из Нормана Уокера — лечение овощными соками.

В принципе на тот момент это был некий ЗОЖ-микс из всего, что было доступно в литературе, которую копировали на копировальном аппарате Эра. Информация была преимущественно вся в книгах. Даже видеокассет тогда не было в принципе.

Следующий этап — середина и конец девяностых, когда уже стали привозить видеокассеты с Аштанга-виньяса йогой, с какими-то уроками, записанными на кассеты VHS. Доступность информации сразу резко возросла.

8 ступеней к совершенству — тема XX Международной Конференции Йога Журнала. Асаны: почему йога — это не только про занятия на коврике?

Если окунуться в исторический контекст, мы можем увидеть, что на самом деле 8 ступеней — это не единственный вариант. Была Аштанга-йога, Шаданга-йога, Саптанга-йога, разные средневековые школы, у них было разное количество этих самых ступеней. Поэтому 8 ступеней йоги Патанджали — это один из вариантов.

Почему йога — это не только про занятие на коврике. В начале девяностых, кстати, ковриков ещё не было и близко.

Помню, как Андрей Владимирович Сидерский привёз один немецкий голубой коврик, и он был объектом страшной зависти. Поэтому коврик вообще ни при чем.

А если говорить об асанах, то надо все-таки разводить, мне кажется, элементы для решения проблем со здоровьем и йогу как систему, приводящую в конечном итоге к некоему самосовершенствованию.

Вся современная хатха йога, которая практикуется на коврике, в принципе не очень-то и приводит к этому состоянию и с ним связана весьма условно. В асанах можно медитировать, а можно их делать и без медитации.

По факту это два разных вида активности. Мне кажется, что даже продолжительный опыт практики на коврике на самом деле абсолютно не гарантирует, что человек сможет медитировать легко и непринуждённо. В то же самое время есть другие варианты, когда люди, никогда не закладывавшие ногу за голову и не встававшие на руки, садятся на коврик с достаточно горбатой спиной и медитируют при этом успешно. Поэтому я думаю, что тут не надо зацикливаться.

Пожелания гостям 20-й Международной Конференции Йога Журнала.

Ребята! Найдите то, что вы ищите! Слабые — силу, несчастные — счастья, нелюбимые — любви, не растянутые — растяжки. Найдите то, от чего станет хорошо и практикуйте!


Читайте также