Без ума от йоги

Без ума от йоги

Знание
|  24 июня 2010

Согласно последнему глобальному исследованию американского Yoga Journal 15,8 миллиона жителей США занимаются йогой. В Великобритании – около 460 тысяч человек, а на берлинский фестиваль йоги собирается больше 5 тысяч. Российских йогов пока никто не считал, но тот факт, что их количество растет в геометрической прогрессии, очевиден всем: студии йоги в Москве открываются чаще, чем новые рестораны, а на вечерних занятиях невозможно вытянуть ногу, не задев кого-нибудь по носу – классы переполнены. Директор клуба «Сат Нам» Наталья Кузьмичева в этом всплеске видит только плюсы. «Все, что живое, должно жить, – говорит она. – Первая волна увлечения йогой случилась в 1970-е, потом в 1991–1992 гг., когда Яков Маршак собирал по 30–40 человек и все занимались в спортивном зале на Соколе».

Маршак был первым из тех, кто привез кундалини-йогу в Россию. Он начал практиковать хатха-йогу в 1969-м, а двадцатью годами позже получил приглашение в один из американских центров реабилитации от наркомании и алкоголизма. Оказалось, центр возглавляет ученица Йоги Бхаджан, а больных лечат практикой кундалини-йоги. В 1991 году в Москву приезжает сам Йоги Бхаджан и дает Маршаку интенсивный курс обучения, а после этого духовное имя и благословление нести кундалини в Россию. В том же году Маршак собрал первую группу. Тремя годами раньше в Москве устроили Первую Всесоюзную конференцию по йоге. Событие невиданного прежде масштаба – до этого самыми крупными йогическими мероприятиями были занятия в зале на Пионерской, которые проводил Геннадий Стаценко. В 1989 году в конференц-зал высотки МГУ съехалось более семисот человек. Главным гостем был Б.К.С. Айенгар. Он читал лекции, демонст­рировал асаны и проводил общие занятия, на которые приходило по двести человек: Айенгар комментировал каждую позу и исправлял ошибки. С этого визита началось активное развитие школы Айенгара в России – на сегодняшний день одного из самых популярных направлений в нашей стране.

«Для маркетинга йоги я сделал очень многое», – вспоминает слова Айенгара Елена Ульмасбаева, основательница самой большой российской сети центров йоги Yoga Practika. «Многое было сделано и им, и его последователями для того, чтобы йога в нашей стране сохранилась и развивалась, – рассказывает Елена. – И я пытаюсь донести метод Айенгара до людей, учитывая, конечно, специфику нашей страны». Революции, войны и почти век тоталитарного режима – все это, считает Елена, привело к необходимости особого подхода к практикующим соотечественникам. «Наши люди воспринимают внешнюю среду как постоянно ранящую, многое расценивается как еще одна попытка угнетения. С одной стороны, им понятно, когда учат авторитарно, но сильное внутреннее напряжение при таком подходе не исчезает. С другой стороны, если все время лежать и расслабляться, оно тоже не выйдет наружу. Поэтому так важно сочетание дисциплины и внутренней мягкости – это есть в методе Айенгара, – объясняет Елена успех направления. – К тому же он понятен: не уводит в неясные сферы, не вступает в конфликт с религией и не пытается увлечь иной духовностью».

На фоне прочих новаторских стилей Дог-йога выглядит вполне безобидно. Асаны выполняют вместе со своими собаками, которых приводят прямо в зал. Собак массируют, просят расслабиться и закидывают на них ноги, используя вместо валика. Собака – стайное животное, поэтому предполагается, что совместные занятия усиливают идею всеобщего объединения, которой йога уделяет большое внимание.

Вместе с бизнес-бумом переживает небывалый всплеск популярности йоги и Гонконг: в последнее время там открылось около 50 студий. Ну а йога на небоскребах – одно из последних веяний и самое модное направление йоги в Азии. «Когда мы открывали первый класс, нас называли сумасшедшими, – говорит Колин Грант, владелец самой большой гонконгской сети центров йоги Pure Yoga. – Теперь по вечерам в душ выстраиваются очереди, а на каждом занятии – аншлаг». Огромные площади, панорамные окна в залах, расположенных чуть ли не на последних этажах небоскребов, загородные центры – в Китае к вопросу развития индустрии подошли с характерной основательностью.

В США, где йога развивается активнее, чем в любой другой стране, пятерка самых востребованных направлений выглядит так: хатха-йога, школа Айенгара, кундалини-, аштанга-виньяса и бикрам-йога. Последняя присоединилась к топу в 2009 году, хотя первая студия открылась еще в 1972-м. Бум бикрам-йоги случился значительно позже – высокая температура воздуха, 26 асан и 2 дыхательных упражнения за 90 минут стремительно свели с ума всю страну.

Первую московскую лицензированную студию собирается открыть Мария Артамонова – сертифицированный преподаватель бикрам-йоги. Она прошла двухмесячный курс обучения у мастера лично, преподавала в Нью-Йорке, Брюсселе, а скоро начнет проводить занятия и в Москве. «Преподавать буду я и приглашенные учителя, которым интересно развивать это направление в России, – рассказывает Мария. – Между классами йоги в России и Америке, конечно, есть большая разница. Наших людей сложно научить концент­рироваться: кто-то начинает хихикать, а кто-то может через пять минут после начала занятия свернуть коврик и уйти. В Америке такое немыслимо – там очень жесткая дисциплина». Огромная индуст­рия йоги, множество направлений – все это, по мнению Марии, обуславливает открытость людей, их легкое и простое, но не упрощенное отношение к йоге. «В России к йоге относятся иначе. Когда я оказалась в одной из московских студий, меня спросили, была ли я в Индии. Я ответила «нет» – и столкнулась с некоторым пренебрежением. У нас считается, что учитель обязательно должен пройти подготовку в Индии, должен быть отрешен от суеты и прочее. В США все совершенно по-другому. Неважно, где ты в географическом смысле, важно, что у тебя внутри. Неси добро и будь счастлив – вот главные установки учителя».

Появление большого количества новых направлений йоги можно объяснить различиями между Азией и Европой. Техники, родившиеся на Востоке, рассчитаны на человека с ментальностью, которая очень сильно отличается от европейской. Чтобы приспособить йогу к западному сознанию, необходимы новые подходы. «С точки зрения психофизиологии достоверно известно, что восточные люди – правополушарные, – делится своей теорией Илья Дунаевский, автор нового метода под названием каула-йога. – В Индии очень сильно развиты гуруистские учения именно по этой причине: критические фильтры, которые у западного человека крайне активны, на востоке развиты не так сильно. А правое полушарие мозга с обостренным ощущением природы, наоборот, активизируется. Чтобы увеличить чуткость восприятия происходящего вокруг, нужно находиться в состоянии постоянного осознания. То есть в легких или глубоких состояниях транса – тогда чувст­вительность повышена до предела. Вся методология йоги основана на том, чтобы построить вектор духовного развития для людей с активным правым полушарием. Он не очень подходит западному человеку.

Житель Нью-Йорка Дэвид Романелли открыл студию йоги для гурманов, в которой сразу после Шавасаны прямо на коврик приносят ужин: пасту, шоколад и красное вино. Такой подход Дэвид объясняет желанием привлечь в йогу как можно больше людей: «Если причина, по которой они к нам приходят, – шоколад и макароны, что ж, это неплохо». Задача привлечь к практике как можно больше людей, конечно, благая. Но Дэвид, кажется, забыл, что шоколад и макароны – все же не та мотивация, которая способна продвинуть человека на пути духовного развития.

Индус может тридцать лет жить рядом с учителем, стирать его одежду и полоть его грядки – это является практикой. С западным человеком такое не пройдет. У него все время работает левое полушарие, он постоянно анализирует и задается вопросами: «Зачем я это делаю? Для чего это нужно? Почему я поставил эту ногу так, а не иначе?» Одним словом, внутренний диалог не прекращается ни на секунду, все время работают критические фильтры – как результат присутствует постоянное напряжение. Почему в Европе и Америке случился такой рост популярности йоги? Потому что люди в своей левополушарной парадигме достижения цели и сгорания на работе доходили до крайнего эмоционального истощения.

А совершенно естественное состояние транса для перегруженного человека оказывалось манной небесной: он вдруг начинал понимать, что такое спокойствие и тишина. В этом секрет йоги и причина, по которой на Западе она развивается сейчас намного активнее, чем в Индии».

Более чем спорное направление, голая йога, появилось в Калифорнии еще в 60-х, но главный бум популярности случился в 1998-м, когда в Нью-Йорке открылась студия «Полуночная йога для мужчин», а в технике появились элементы тантры. Отказ от одежды объясняется необходимостью освободиться от социальных ограничений и максимально приблизиться к человеческому естеству. Считается, что в группы голой йоги ходят в основном геи, но создатели подчеркивают, что гетеросексуалам там тоже всегда рады. Не очень понятно, с каких пор йога должна освобождать от социальных ограничений тех, кто живет в социуме, как непонятно и то, каким образом отсутст­вие одежды помогает обратить взор внутрь себя и остановить поток мыслей.

«На стыке восточной методологии и идеологии Запада появляются новые стили практики: пилатес, фитнес-йога, йога 23 и даже бикрам-йога, – говорит Дунаевский. – Новые методы снимают барьеры и не заставляют куда-то уходить и замыкаться в своих переживаниях. Наоборот, они говорят: «Давайте, ребята, добивайтесь чего-то, берите ресурсы изнутри и направляйте их на решение своих жизненных задач».

Но большинство последователей классических техник не признают того, что по­явилось позже, чем две тысячи лет назад. «Сейчас ситуация с йогой такая же, как во время китайской Культурной революции, – говорит Виктор Бойко. – Все, что плавает, назвали рыбой, а все, что летает, птицей. Сегодня все, к чему приделано слово «йога», – это йога. Но зачем нужны все эти новые направления, если есть вещь, проверенная временем – классическая йога? А то, что сейчас изобретают, как оно проверено?»

По части этих изобретений впереди планеты всей, конечно, Америка. Создать авторский стиль здесь, кажется, считают делом чести. Анусара-йога, пауэр-йога, Форрест-йога, Дживамукти-йога, Бикрам-йога – список можно продолжать долго. Однако новаторство мало кого смущает. Именно стили, созданные современниками для современников, пользуются наибольшей популярностью. Андрей Лаппа причину появления новых течений видит в силе современных внешних повреждений. «Достаточно на пару минут зайти в место с громкой музыкой – и придется долго восстанавливаться и успокаивать свои мысли, – говорит он. – Поэтому и методы сейчас должны быть достаточно мощные. Модернизация – это нормально, главное, чтобы не происходило выхолащивание сути йоги до чисто физических практик».

Наверное, в переосмыслении и всевозможных комбинациях древних техник и аспектов йоги действительно нет ничего криминального. В конце концов мы живем в эпоху рынка, а его законы хороши тем, что из всего многообразия вариантов выживает и процветает лишь то, что дейст­вительно работает и дает результат.

Рассказать друзьям:
Печатать

 
Подпишись на новости от Yoga Journal
и получи скидку в магазине
-10%
Нажимая кнопку «Подписаться», я соглашаюсь с Политикой конфиденциальности
21947

СЛОВАРЬ ЙОГИ

Смотрите также
Комплекс йоги Айенгара для здоровья стоп. Часть 1. Почему от состояния стоп зависит функционирование всего организма?
Пробиотические продукты в рационе - полезная привычка для поддержки молодости 7 июня в центре Москвы состоялся бранч для специалистов в области питания
Новый бренд косметики Abrau Cosmetics Лимитированная коллекция в инновационной биоразлагаемой упаковке
Регистрация
Вход
Регистрация
Вход