Анастасия Рагозина, совладелица бутика Stephen Webster

Анастасия Рагозина, совладелица бутика Stephen Webster

Знание
|  05 января 2007

Для меня поза Лотоса привычна с детства – сколько себя помню, я всегда именно так и сидела. Я тогда, конечно, вообще ничего про йогу не знала. Подсмотреть асаны тоже было негде – все получалось интуитивно, я просто слушала свое тело. А пять лет назад я исключительно из любопытства, за компанию с друзьями, отправилась не на очередную аэробику, а на урок йоги. Можете себе представить мое удивление, когда обнаружилось, что мои детские упражнения – это зафиксированные тысячелетия назад позы, которые имеют специальные названия. Если верить в реинкарнацию, то можно предположить, что я занималась йогой в прошлой жизни. С первого же урока все стало легко получаться, и мне это, конечно, ужасно понравилось. Еще больше, чем я, этому факту удивился преподаватель Игорь Медведев, который одним из первых в Москве стал практиковать аштанга-виньясу. Он сказал мне, что я стала делать на втором уроке такие асаны, какие он смог выполнять только через 3–4 года практики. На первом же занятии я села в позу Лотоса, затем стала выполнять более сложные асаны.

Из всех направлений йоги я выбрала именно аштанга-виньясу, потому что помимо растяжки здесь идет большая нагрузка на мышцы. Я честно пробовала ходить в другие клубы, заниматься с разными учителями – в Лондоне, например, я брала уроки у преподавательницы Кейт Мосс, но в результате поняла, что для меня аштанга-виньяса – лучшее. Это сбалансированная система упражнений: одна поза строго идет за другой и нужно четко соблюдать последовательность. В одной позе ты напрягаешь мышцы, следующая снимает мышечное напряжение. Когда вы растягиваете позвоночник, вы воздействуете на нервную систему и циркуляцию крови в организме. Благодаря этому не образуются застои во внутренних органах – это очень важный стимул для занятий у многих людей, практикующих йогу. Мое тело стало более послушным – это удивительное ощущение, когда ты сгибаешься в любую сторону без малейшего чувства дискомфорта. Если я долго не занимаюсь практикой, начинаю чувствовать потребность в растяжке, и жить без этого я уже не могу. Кроме того, я часто езжу отдыхать на Маврикий в отель One & Only le Saint Geran, где йогу преподает индус по имени Риччи – он очень большое внимание уделяет медитации. Ведь практика без концентрации и умения отключать мысли, фокусируя внимание на собственном теле, теряет смысл.

Есть такое понятие – «калакагатия»: «красив душой и телом». Если хочешь добиться внешнего эффекта, надо сконцентрироваться на внутреннем состоянии. Со временем я стала более уравновешенной: вспоминаю себя 3–4 года назад – бедные мои друзья, как они меня выдерживали с таким взбалмошным характером?! Сегодня я больше себе нравлюсь, и мне стало комфортнее самой с собой. Йога научила меня слушать и слышать собственное тело и свое внутреннее «я». Мне стало понятно, что в этой жизни мое, а что навязано извне. Сейчас для меня йога – как утренняя чашка кофе, хотя каждый день заниматься все равно не получается. Но утром, когда есть время, всегда выполняю Сурья Намаскар – небольшую по времени последовательность асан, которую я использую в качестве разминки.

Йога помогла мне стать организованнее и больше успевать, а еще научила бережнее к себе относиться. При этом никакого фанатизма – йога никак не противоречит моей активной жизни в таком сумасшедшем городе, как Москва. Я не воспринимаю ее и как спорт, в котором надо стремиться к конечной цели – мне гораздо важнее процесс. Это путь, по которому мне нравится идти. И путь этот помогает мне жить.

Рассказать друзьям:
Печатать

 

СЛОВАРЬ ЙОГИ

Смотрите также
Практика йоги Айенгара для здоровья плечевых суставов. Ч. 1 Учимся расслаблять и увеличивать подвижность плеч
Круглый стол ВкусВилл Как выжить без мяса?
Упражнения, которые помогут справиться со стрессом и тревогой Из книги «Йога-антистресс. Мягко успокаивает. Снимает тревогу» Роберта Бутера.
Какие продукты самые полезные Один суперфуд или тонна овощей?
Регистрация
Вход
Регистрация
Вход