Как обрести свободу от страха

Как обрести свободу от страха

Знание
|  28 июля 2017

На первом сеансе психотерапии Мария назвала себя «пленницей страха». Она рассказала, что со стороны ее жизнь выглядит вполне благополучной: интересная работа, прекрасные друзья, любимый муж. И все бы хорошо, если бы не постоянное беспокойство: а вдруг что-то пойдет не так.

Застревая в пробке по дороге на работу, Мария впадала в панику от одной мысли, что может опоздать. Она постоянно боялась разочаровать своих клиентов или ненароком обидеть кого-то из коллег. Любой намек на допущенную ошибку оборачивался страхом потерять работу. Если муж был чем-то недоволен, у нее начиналось сердцебиение и спазмы в животе. «Как-то утром он упрекнул меня в том, что бензобак в машине почти пуст. Помню, я тогда подумала: «Сейчас он уйдет, и я никогда его больше не увижу». Ее не покидало ощущение, что в любой момент все может пойти прахом.

То, что испытывала Мария, я называю трансом страха. Когда мы пребываем в таком состоянии, все мысли и эмоции подчинены этому чувству, и мы оказываемся не в состоянии воспринимать реальность адекватно: забываем о любви, которую на самом деле испытываем к дорогим людям, о красоте мира, доброте и целостности, изначально присущих нам всем. Мы ждем беды и оказываемся неспособными жить в настоящем.

Предрасположенность к повышенной тревожности и боязливости определяется не только генами или химическими процессами в головном мозге. Транс страха может быть вызван социальными факторами, например потенциальной угрозой террористических актов или психологической травмой, полученной в детстве.

В душе Марии страх поселился, когда она ходила в начальную школу. В то время ее мать была вынуждена работать на двух работах. Она возвращалась домой глубокой ночью, а Мария присматривала за двумя младшими братьями. У отца не было постоянной работы, к тому же он много пил. «Вечерами он, бывало, вваливался в дом, пьяный и злой, кричал на меня, а потом исчезал в своей комнате. И я гадала, что же сделала не так». Однажды, когда Марии было тринадцать лет, он исчез, не сказав никому ни слова. Она боялась отца, и ей всегда казалось, что он ушел потому, что она была «плохой».

Но даже если события детства складываются не столь драматично, мы можем провести полжизни в беспокойстве из-за того, что недостаточно хороши.

Когда у страха глаза велики

Сам по себе страх вполне естественен – он необходим нам для сохранения жизни. Человек чувствует себя обособленным, для него существуют «я здесь» и «весь остальной мир там». Воспринимая действительность таким образом, мы осознаем, во-первых, что другие могут причинить нам вред, а во-вторых, что в конечном итоге «я здесь» умрет. В то же время в нас заложен инстинкт самосохранения. И когда возникает угроза, именно страх заставляет нас реагировать: жать на педаль тормоза, когда машина впереди резко останавливается, или звать на помощь, если мы чувствуем внезапную боль.

Однако, как известно, у страха глаза велики. «В моей жизни было немало ужасных историй. Некоторые из них случились на самом деле»,– писал Марк Твен. Только представьте, сколько времени и сил мы тратим на тревоги и беспокойство. А оглядываясь назад, понимаем, что большая часть наших опасений не оправдалась. Драгоценные мгновения жизни, которые могли быть наполнены любовью, творчеством и осознанием настоящего, были растрачены на привычный страх.

К счастью, ситуация поправима. Когда мы привносим в транс страха то, что я называю необусловленным присутствием, мы создаем фундамент для подлинного духовного пробуждения. Другими словами, научившись смотреть в глаза своим страхам, принимать их с добротой и мужеством, мы открываем для себя свою истинную природу – осознанность, исполненную любви. Такое пробуждение – суть любого исцеления, а его плоды – свобода жить полной жизнью и излучать любовь.

Внапряг

В основе страха лежит ощущение «что-то не так». Однако мы склонны превращать его в предположение «должно быть, со мной что-то не так». Причем представители западной культуры «грешат» этим чаще других. У нас слабо развито чувство принадлежности к семье, обществу и природе. В то же время нам с малых лет внушают, что мы должны стремиться к большему и постоянно достигать новых высот, доказывая свою состоятельность. Из-за этого нам нередко кажется, что, лишь соответствуя определенным стандартам, мы добьемся любви окружающих. Мы постоянно следим за собой, пытаясь определить, оправдываем ли чужие ожидания.

Живя в трансе страха, человек инстинктивно вырабатывает стратегии самозащиты. Одна из них – сокращение мышц. Испытывая страх, мы «группируемся» в стремлении защитить себя, даже если угрозы как таковой и нет. В результате грудная клетка зажимается, плечи становятся жесткими и приподнятыми, а голова подается вперед. Дополняют картину сутулая спина и напряженный живот. Хронический страх кует доспехи, которые мы постоянно носим на себе, превращаясь в то, что тибетский учитель Чогьяма Трунгпа назвал узлом из напряженных мышц, защищающих само наше существование.

Кроме того, ум становится одержимым и начинает писать бесчисленные сценарии развития событий, заставляя нас постоянно предполагать худшее, а затем искать способы избежания “плохой участи”.

Физический панцирь и одержимый ум – далеко не единственные стратегии поведения, которые помогают приглушить чувство страха или убежать от него: мы то и дело стараемся занять себя чем-то, с головой погружаемся в дела, начинаем осуждать и критиковать других, теша тем самым собственное самолюбие. Нередко люди проявляют невоздержанность в еде или используют наркотики и алкоголь в качестве душевной анестезии. Однако все это не в состоянии избавить нас от смутной тревоги и ощущения собственной незначительности. Более того, любые попытки убежать от страха и доказать, что мы чего-то стоим, только усугубляют укоренившееся ощущение неадекватности и отчужденности. Прячась в этом призрачном убежище, мы упускаем возможность исцелиться и оказаться там, где на самом деле царит покой.

Выйти из транса можно, если отнестись к своему страху с состраданием и осознанностью. Когда в сердце расцветает сострадание, любое наше переживание начинает пронизывать нежность. Оно заставляет нас искать ответ на вопрос: «Могу ли я принять это мгновение, этот опыт с добротой?» Осознанность – это способность пребывать в настоящем. Спросите себя: «Что происходит внутри меня прямо сейчас? Какие истории я сам себе рассказываю? Что чувствую? Какие физические ощущения испытываю?»

Спроси у страха строго

Как-то вечером Мария пришла на сеанс в сильнейшем смятении: ее коллега заболел, и начальник поручил ей на время возглавить отдел. Застыв в напряжении напротив меня, она призналась, что жутко напугана подобной перспективой. Я предложила ей сделать глубокий вдох и сосредоточиться на том, что в настоящий момент мы с ней сидим друг напротив друга. Я сказала: «Сейчас я здесь, с тобой. Может быть, нам вместе посмотреть на твой страх?» Она кивнула. «Хорошо. Для начала спроси себя: “В чем я уверена прямо сейчас?”» Мария незамедлительно ответила: «Я всех подведу. Они поймут, что совершили большую ошибку, вообще взяв меня на работу. И в итоге меня уволят».

Научившись осознавать свои подспудные мысли в моменты сильного эмоционального напряжения, мы сделаем серьезный шаг на пути к пробуждению от транса. Сценарии развития событий, возникающие в нашей голове, и уверенность в том или ином исходе перестают влиять на нас, стоит только осознать их. Я попросила Марию просто признать, что мучившие ее мысли – не более чем история, которую она придумала и рассказала самой себе.

Потом я предложила ей прислушаться к ощущениям в теле и почувствовать самые уязвимые места, заверив, что, если ей слишком тяжело справиться с этим сейчас, мы можем переключиться на что-то другое. Через несколько минут дрожащим голосом Мария произнесла: «Страх велик. Живот сжался, сердце бешено колотится. Я чувствую скованность, пустоту и даже боль в груди».

Затем я призвала Марию поработать со страхом и спросить его, чего он хочет. Несколько минут она молчала, а затем тихо сказала: «Он хочет знать, что я не против его присутствия и принимаю его». С минуту Мария молчала. «И что я уделю ему внимание, побуду с ним». Потом она едва слышно прошептала: «Я постараюсь». В этот момент Мария впервые проявила к себе подлинное сострадание. Она не гнала прочь свои чувства – наоборот, смогла без напряжения признать и принять их.

На свободу с чистой совестью

Мария, как и все мы, нуждается в любви и понимании. Именно они являются сутью необусловленного присутствия – истинного убежища, в котором мы освобождаемся от транса страха. Будда учил, что страх силен, но истина внутренней целостности сильнее.

Когда нас ранят близкие, любовь и понимание друзей помогают нам принять свой страх и справиться с ним. Этот бесценный дар мы обычно получаем от других людей, но благодаря медитации, развивающей в нас сострадание и осознанность, мы можем научиться преподносить его себе сами. Однако при сильной душевной травме не стоит пренебрегать помощью психотерапевта или опытного учителя медитации. В противном случае работа со страхом может стать скорее травмирующей, чем ис­це­ляющей.

В течение нескольких недель я помогала Марии осваивать медитационные техники, развивающие навык необусловленного присутствия. Я была для нее проводником, и в тот момент, когда она осознавала свой страх, просила ее остановиться: пауза создает пространство, ступив в которое, мы оказываемся в настоящем мгновении. Лишь затем Мария начинала вслух описывать все, что замечала: мысли, которые казались ей неопровержимыми, дрожь и напряжение в животе, скованность в сердце.

Какое бы ощущение ни рождалось, она училась замечать его, дышать вместе с ним, а потом мягко и ненавязчиво позволяла ему разворачиваться. Если переживания были слишком сильными, она открывала глаза, чтобы вновь почувствовать, что она здесь, рядом со мной, а за окном все так же поют птицы и светит солнце.

Слушать и слышать

Встретиться лицом к лицу со своими страхами нам мешает неумение прислушиваться к собственному телу. Мы бежим от них, ища убежища в бурном потоке мыслей. Чтобы преодолеть эту склонность, необходимо пробудить осознанность и научиться доверять себе. Мы должны отвлечься от планов на будущее, привычного беспокойства и недовольства окружающими, переключив внимание на свои чувства и ощущения в теле. Лишь перестав убегать от себя, мы разовьем осознанность и сострадание, которые и освободят нас из когтей страха.

Любовь, похожая на сон

Спустя несколько месяцев психотерапии в состоянии Марии наступил переломный момент. За пару дней до нашего очередного сеанса они с мужем поспорили из-за предстоящего приезда его родителей. Уставший после тяжелого рабочего дня, Александр предложил отложить обсуждение до утра, повернулся на другой бок и уснул.

Охваченная беспокойством, Мария вскочила с постели и отправилась в свой кабинет. Устроившись на подушке для медитации, как и на наших сессиях, она успокоилась и, сделав паузу, постаралась прислушаться к себе. В голове проносились привычные мысли: “Он стыдится меня. На самом деле ему не хочется быть со мной”. Затем возник образ отца, пьяного и злого. Он выходит за дверь, и Мария слышит столь знакомый внутренний голос: “Как бы я ни старалась, он все равно уйдет”. Ее трясло, сердце словно сжимали ледяные тиски.

Сделав несколько глубоких вдохов, она начала произносить молитву: «Пожалуйста, позволь мне почувствовать себя любимой». В голове возникли образы близких ей людей – бабушки, лучшей подруги, мой. Она представляла, что мы находимся рядом, вокруг нее. Эта визуализация помогала ей справиться с тревогой и волнением, почувствовать, что она не одна. Мягко положив руку на сердце, она испытала сострадание, наполнившее все ее существо.

Мария решила не сопротивляться своему страху и позволить ему быть таким, какой он есть. Дыша вместе с ним, она почувствовала, что что-то изменилось. «Страх бушевал внутри меня, но ощущение было такое, будто ревущий поток бурлит в океане любви». Мария услышала мягкий шепот, доносившийся из самого сердца: «Доверяя, я превращаюсь в океан и не боюсь волн». Возвращение к полноте бытия – это дар, который нам преподносит страх, освобождая для подлинной близости с собственным внутренним миром.

На следующий день, когда Мария и Александр возобновили свой разговор, она была абсолютно спокойна. «Впервые в жизни, – призналась Мария, – я позволила себе увидеть, что он действительно меня любит».

До тех пор пока мы живы, мы всегда будем чувствовать страх. Он неотъемлемая часть нашего внутреннего мира и также естественен, как солнце, звезды и луна. Сопротивляясь или игнорируя его, мы лишаем себя замечательной возможности исцелиться и обрести свободу.
Фото: alexzandrapeters/instagram.com
Рассказать друзьям:
Печатать

 

СЛОВАРЬ ЙОГИ

Смотрите также
Какие продукты из супермаркета можно приготовить дома Правда ли, что домашнее всегда лучше покупного?
Как йога сохраняет молодость 3 асаны для энергии, здоровья и долголетия
ЗОЖ по-новому Психология здорового тела и образа жизни
Регистрация
Вход
Регистрация
Вход