Семейное дело

Семейное дело

Знание
|  07 ноября 2013

С йогой и разными восточными практиками я познакомился еще во младенчестве — папа купал меня, приговаривая «Ом мани падмэ хум». У нас дома постоянно жили тибетские монахи и ламы. Мой отец был ярым сторонником духовного воспитания детей: он учил нас повторять мантры и медитировать, вырабатывать внутреннюю дисциплину. Отец также считал, что самый простой способ что-то сделать — получать от этого удовольствие. Думаю, благодаря этому у меня появилось правильное отношение к учебе — я научился ей наслаждаться. Мои учителя ценили, с какой радостью я выполнял домашние задания.

Затем я пошел учиться на актера театра и на втором курсе попал на занятие для студентов, объединяющее танцы и йогу. Преподавательница была из школы йоги Айенгара, она заставляла нас удерживать позы очень долго, и мы начинали плакать, хныкать, а кто-то и смеяться. Это входило в ее замысел: вызвать у нас эмоциональную реакцию, чтобы благодаря асанам всплыли глубинные эмоции. Я заинтересовался йогой и в 1991-92 годах пришел в центр Дживамукти-йоги. С этим местом у меня связана очень любопытная история. Мое имя переводится как «великое блаженство». И, как я уже говорил, я буквально вырос на мантре «Ом мани падмэ хум». Надо сказать, что я стеснялся своего прошлого: я понимал, что не у всех на чердаке обитают тибетские монахи и не все соседские дети в 7 лет жили в Индии. И вот я пришел в центр Дживамукти- йоги, а Шэрон Гэннон открыла какую-то книгу и начала читать про мантру «Ом мани падмэ хум». Я стал ее повторять, а у меня был почти 20-летний опыт повторения этой мантры. И тут я понял, что здесь меня ценят за мое прошлое. И это было здорово. А лет 12 спустя я прошел учительский курс по Дживамукти-йоге. В это же время я пытался написать автобиографию и уточнял у родителей некоторые факты. И тут выяснилось, что когда меня принесли домой из роддома, меня сразу взял на руки лама Анагарика Говинда — один из первых западных лам, который жил в Гималаях, и назвал меня Деченом. А я как раз тогда читал книгу ламы Говинды «Основы тибетского мистицизма», которую купил в книжном магазине Дживамукти-йога-центра. Вся книга была посвящена мантре «Ом мани падмэ хум». И тут я понял, что это была именно та книга, которую вслух читала Шэрон, когда я пришел на свое первое занятие по Дживамукти-йоге. Вот такая история, которая связывает ламу Говинду и его книгу, мое имя, мантру «Ом мани падмэ хум», моего отца и Шэрон Гэннон. И эту связь я обнаружил в Дживамукти-йога-центре.

А затем стал учителем этого направления.

Вообще мое преподавание лишь продолжение моей жизни. Все, что я впитываю за день, будь то политика, научная фантастика, поэзия или спорт, все воплощается потом на моих занятиях, я приношу в класс эту тему и эту энергию. Так что мои занятия немного непредсказуемы. Однако метод Дживамукти предоставляет мне последовательности асан, которые позволяют моему творчеству развиваться. Ведь творчеству и импровизации всегда нужна структура.

Конечно, у меня есть любимые темы. Например, когда я провожу семинары за границей, то люблю посвящать их классическим аспектам йоги. Если семинар длится три дня, то его темой будут три гуны. Я размышляю: «Как бы раджас делал эту последовательность? Как бы тамас подошел к этой крии? Как бы саттва выполнила эту пранаяму?» Если семинар длится пять дней, он будет посвящен пяти кошам — оболочкам тела. Взять, скажем, первую оболочку — аннамайя-кошу, физическое тело. Какой организм обладает только физическим телом? Робот. И я преподаю, как робот, играю немецкую и японскую «музыку роботов». Если семинар идет семь дней, то он посвящается грахам — планетам. Как бы Солнце (Сурья) провело занятие? Или Чандра — Луна? Или Марс? На этих занятиях весело, но вместе с тем у них есть и терапевтическая сторона. У некоторых людей обнажаются какие-то скрытые проблемы, они расстраиваются и даже уходят. Такой подход отличает меня от коллег, которые рассматривают традиции не с позиции инсайдера, как я. Они считают, что учитель йоги не должен никому причинять дискомфорт, стараясь любой ценой удержать клиентов. Однако это не про меня.

Еще одна моя любимая тема — занятия на основе «Рамаяны». Как-то я увидел театральную постановку «Рамаяны» и влюбился в нее. И вот на занятии я начал про нее рассказывать и понял, что Васиштха, Хануман — герои «Рамаяны», а Васиштхасана и Хануманасана — позы йоги. И я осознал, что могу рассказывать историю «Рамаяны» через позы. Эти занятия очень популярны.

А в России (где я сейчас уже второй раз) мне хотелось бы когда-нибудь провести занятие прямо в Эрмитаже, среди прекрасных произведений искусства. К тому же я с детства обожаю шахматы, а они ведь неотделимы от России, ее истории и культуры.

Рассказать друзьям:
Печатать

 

Наши лучшие онлайн курсы:



СЛОВАРЬ ЙОГИ

Смотрите также
Гороскоп личной жизни Вопросы отношений с помощью астрологии
5 историй, которые вдохновят на новые свершения Подборка книг для обретения уверенности и смелости
Уровень контроля Основная база повышенного контроля – отсутствие доверия
16 техник заземления Для успокоения тревожных мыслей
Медитации для детей Практики для расслабления и контроля над эмоциями
Регистрация
Вход
Регистрация
Вход