Мы вдохновлялись стилем Бали

Мы вдохновлялись стилем Бали

Йога Журнал продолжает публиковать интервью Марины Гейко— соавтора проекта «Мои отношения с пространством». Марина — управляющая эксклюзивных интерьерных проектов с интересом наблюдает за дизайном и его влиянием на человека, на психологию феномена «человек — окружающая среда». Сегодня наша собеседница — Наталья Мендус, недавно открывшая с командой единомышленников новое уникальное пространство йоги и коворкинга HAND в московском районе Хамовники.

— Вопрос что по поводу чудесного пространства — йога-студии Hand. Когда ты придумывала и создавала его, как пришла к такому варианту декора, который мы видим? Почему такое? Чья была идея дизайна?

— Мы больше вдохновлялись стилем Бали. Это один из самых любимых островов всех йогов. Это место Духа, а его резиденция на земле — остров Бали.

Я достаточно долго искала подходящее помещение. Хотелось, чтобы оно было близко к центру, очень тёплое и комфортное внутри района. То есть шумные районы отметались, потому что там очень большой поток людей, и пространство шумит, там присутствуют разные энергии. Хотелось найти место, куда попадаешь и тебе уже хорошо. Потому что очень часто ты выходишь с занятия йогой и всё. На тебя наваливается реальность. Хотелось сохранить людям дзен максимально долго.

Мы нашли это помещение. Нас сразу впечатлили большие полукруглые окна, они нас покорили. С полукруглых окон и началась вся концепция.

Всё совпало вокруг отсутствия углов, мягкости. Мы хотели, чтобы пространство было светлое, чтобы дерево, зелень. Далее родились эти фактурные пещерные стены. Не хотелось делать их прямыми, просто покрашенными. Конечно, никаких обоев. Нам очень понравилось фактурная штукатурка. Причем мы специально красили поверх нее белой краской, чтобы она у нас была того светлого цвета, как нам хотелось.

У нас в студии есть дерево посередине. Эта идея родилась сама собой. Нам захотелось, чтобы гости ощущали себя работающим где-то на Бали — многие хотят работать на удаленке. Мы попытались сделать такое в центре города.

Я увидела это длинное, полукруглое окно. И сразу сказала, что здесь должна быть барная стойка, за которой можно будет работать. Очень комфортно: ты сидишь, смотришь в окно, у тебя люди ходят, ты за всеми наблюдаешь.

Стеклянные перегородки, которые у нас встали: здесь мы тоже повторяем эти окна. У нас получается полукруг. Один зал получается стеклянный, перегородки имеют возможность сниматься и объединять пространство. Мы планируем делать много различных мероприятий, и пространство у нас достаточно мобильное.

Hand 1 изм.jpg

— Это же не просто студия йоги, а большое цельное пространство с коворкингом и множеством задач. Йога — это одна из них. Расскажи про это.

— Когда мы создавали концепцию пространства, его дизайн и бренд, мы сразу делали это с ориентиром на то, что это будет сеть. Хочется, чтобы такие места были в спальных районах, где нет пространств для работы. Мы сами с этим сталкивались, особенно в пандемию: некуда было выйти поработать, только дома. Родилась идея, что может быть всё сосредоточено в одном пространстве, где ты можешь позаниматься йогой и работой. Ты проводишь здесь весь день. Это идеальный день трудоголика: ты пришел, позанимался, поработал, сходил на массаж, после этого покушал. Потом днём или вечером позанимался — например, йогой и еще поработал. И это всё в потоке людей, которые живут в таком же ритме жизни, и они не чувствуют себя, работая удаленно или над своими проектами, одинокими.

Представьте. Ты сидишь в каком-то ресторане со своим ноутбуком, у тебя нет социума, вокруг люди, но ты никого не знаешь. Максимум знакомишься с официантами, может ещё с кем-то. Но у тебя не будет ощущения социума, как у вас есть в том же офисе, где все друг друга знают, вы там в одном кабинете, условно, чай пьёте, ещё что-то. Людям же нужно общение. Многие на самом деле скучали в пандемию.

Дома ты можешь много чего сделать. Но ты сам по себе. А тут ты вроде как бы удаленно работаешь, но у тебя есть социум, занятия йогой. Если был неприятный стрессовый момент на работе, можешь пойти и помедитировать, позаниматься йогой и немножечко выдохнуть. Это лайфстайл нового поколения, когда ты не привязан к офису, к расписанию конкретного занятия йогой или медитацией, куда тебе надо бежать, ехать, спешить. Ты проводишь гармоничный и расслабленный день в потоке. Я очень ценю время и стараюсь, чтобы все мои задачи укладывались в полчаса. И для меня было важно создать пространство, где можно было это время максимально экономить. За день ты можешь делать очень много, когда тебе не нужно бегать по всей Москве. Побежал на йогу, сбегал на массаж, потом ещё куда-то. Обычно это растягивается на длинный промежуток времени, а тут ты всё можешь успеть за один день.

Наша идея и концепция: мы будем масштабироваться в спальные районы, где нет таких пространств.

Хотим добавлять детские комнаты, чтобы с нами были мамы, которые сидят к декретном плену три года и не могут позволить себе куда-то выйти, у которых нет нянь, бабушек, или есть, но какие-то ограниченные промежутки времени, за которые они должны успевать всё делать. Чтобы это было комьюнити внутри района — такая точка, в которую стекаются люди. Точка притяжения внутри района или микрорайона.

Хотелось бы, конечно, расти этим форматом на всю страну и дальше, потому что я в принципе не могу назвать какой-то аналог. Мне кажется, мы придумали достаточно интересную концепцию. Мы будем дорабатывать франшизную модель.

— Когда открывали этот проект, вы сказали, что у вас совпала идея с вашими дизайнерами-декораторами. Как вы им транслировали свою идею? Кто-то был на Бали, кто-то не был. И на Бали тоже разные абсолютно студии. Я сама была на Бали, мы жили в отеле, где есть отдельные точки для занятия йогой, для медитаций. Это были интересные открытые площадки: ты сидишь, вокруг потрясающая зелень, поют птицы. Невероятное впечатление. Как вы доносили саму идею? Ещё такой момент: как интерьер живёт после? Насколько вы доносили чувственную историю в интерьере и понимали ли вы, видя результат, конечный образ?

— Мы будем рады, если все будут делать свои пространства в этом же ключе, потому что их не хватает. Запрос в нашем городе очень большой.

По поводу интерьера мы очень совпали с дизайнерами, потому что они тоже занимаются йогой. Это люди, для которых близка эта тема. Они сами были почти во всех студиях города: искали для себя пространства, где бы они хотели заниматься.

Когда мы начали обсуждать, каким может быть дизайн, мы совпали в том, что именно нам не нравится в текущих студиях йоги, и что бы мы хотели у себя исправить, что не хватает. Что касается стиля и дизайна, то мы очень быстро нарисовали дизайн-проект, буквально за неделю.

Мы сразу решили оставить открытым потолок, чтобы было больше пространства, воздуха, ощущение природы. Мы точно не хотели плитку.

В процессе стройки, возможно, и происходит какая-то переработка концепции. Потому что очень часто бывает, что ты делаешь дизайн, а потом что-то увидел, захотел добавить. Иногда у нас бывали какие-то идеи. Мне говорили: «Нет, это будет не красиво». Я здесь отдала дизайнерам доверие полностью, потому что это их работа, вотчина.

— Вы довольны?

— В целом да, довольна. Понятно, что ещё много мелочей нужно доделать. Были сомнения. Например, то же самое дерево в центре студии. Могла быть вероятность, что оно будет выглядеть очень ненатурально, некрасиво. Но в итоге оно выглядит круто, как на картинке. Все приходят и говорят: «Это натуральное дерево?» Не было каких-то моментов, чтобы я говорила: «Нет, давайте сюда условно поставим фиолетовый диван, и мы здесь начинали спорить».

— Вы нашли друг друга в решениях?

— В минимализме у нас вкусы совпали.

— Это ваш первый в жизни проект?

— Я скажу больше, это мой первый в жизни ремонт, а не просто проект. Я как-то всегда максимально избегала этого процесса.

Hand 4 изм.jpg

— До этого вы с интерьерами не сталкивались?

— Нет, мне нравится перемещаться, у меня за спиной кругосветное путешествие. Я проехала весь мир с рюкзаком, была во всех странах. Я обычно перемещаюсь по съемным квартирам. Год-два — максимум — я проживаю в каком-то районе, месте. И переезжаю в другое место: мне становится скучно. У меня не было в принципе возможности делать ремонт.

— Мне интересно вот что. Люди делятся на два типа: традиционные. Они изначально делают интерьер, как его куколку берегут. Очень часто говорят: как декоратор поставил, так и будет, как архитектор продумал, не надо, пожалуйста, ничего трогать. И они интерьер замораживают, остается капсула времени. А есть другие люди, которые любят переставлять что-то, менять. Потому что появляются какие-то новые идеи. На нашем профессиональном языке — интерьер живёт. Вы себя к какой категории относите?

— Точно ко второй.

— Вы со своим замечательным дизайнером говорили о том, что хотели заложить в интерьере моменты, которые можно менять? Продумывали ли вы такую идею? Дизайнеры обычно не любят этого, им надо, чтобы их идея была сохранена. Или вы знаете точно: здесь у меня будет постоянный калейдоскоп каких-то передвижений?

— Я точно могу сказать, что поскольку у нас минимализм, здесь не так сильно что можно менять. Изначально интерьер не предусматривал огромного количества мелочей, деталей, которые можно до бесконечности перекладывать.

Так получилось, что в пространстве Hand объединились клубы Athma Yoga и Yoga Works, сюда были привезены вещи из этих студий. Это для меня очень важно. Потому что это действительно общее пространство. Студия йоги не может быть имени кого-то. В моём мироощущении это пространство наше. И когда мне говорят «твоя студия йоги», я говорю «это не моя студия йоги, это наша студия». Мне нравится, что все приносят сюда какие-то свои вещи, я постаралась максимально гармонично вложить их в дизайн.

— У вас прекрасный лестничный проем. Те же могут быть интересные художественные работы.

—Да, мы планируем выставки. Идея была сделать минимум всего в интерьере, чтобы можно было наполнять его людьми. Люди привозят с собой из путешествий, из поездок то, что они считают важным. Там, например, те же самые книги из двух клубов. Мы не покупали ни одной книги. Я надеюсь, что там будет буккроссинг.

— Хотелось бы задать ещё вопрос про франчайзинг. Вы бы хотели сохранить этот интерьер и концепцию? Есть такой момент, как классическая франшиза, которая подразумевает, что у тебя сохраняется брендбук. Для вас важно именно это концептуальное решение?

— У нас есть определенный брендбук. Набор цветов сохраняется и в интерьере, и на сайте, и в логотипе — везде. Важно сохранение нашего брендбука — пастельных цветов, которые мы выбрали в терракотовом, зеленом, бежевом.

— Колористическая карта?

— Да, колористическая карта должна сохраняться. Концепция фактурной штукатурки с точки зрения ремонта достаточно интересное решение, потому что получается дешевле, чем выравнивать и красить стены. Сделать ровные стены и просто их покрасить — это дороже. А визуально смотрится очень круто, и она на самом деле достаточно практична, потому что такой состав, что он не сыпется. Сверху покрывается определенным лаком, фиксируется. И даже если где-то что-то заденется, можно подкрасить белой краской. И поскольку она неровная — это же пещера — интерьер живёт. Где-то испачкалось, подкрашиваешь немного белой краской и выглядит, как будто бы ничего изначально не было.

— Когда вы подыскивали жилье себе, как выбирали? Несмотря на то, что это временный дом.

— Плюс-минус я всегда выбираю очень минималистические квартиры. Мне нравится потом их заполнять своими вещами. Удивительно, но почти ни в одной квартире, где я бы не жила в городе, нет шкафа для книг. И первое, что я всегда покупаю, когда переезжаю в новую квартиру, это шкаф для книг. И потом, когда уезжаю, я его оставляю.

— Т. е. вы такой посланник чтения книг?

— Да. Я всегда вожу с собой несколько любимых коробок с книгами, которые исторически мне нравятся. Часть я оставляю, потому что все равно много читаешь, и оно живёт, расходится. Но какие-то есть любимые книжки, которые уже десятилетиями со мной катаются. И вот для них всегда приходится покупать шкаф.

— На самом деле не в каждом доме есть библиотека, и не у каждого человека есть такой запрос. А в целом какие у вас ассоциации, что для вас интерьер? Что это за пространство? Как вы с ним взаимодействуете? Или какой интерьер для вас важен?

— Мне очень важен функциональный интерьер. Мне нравятся решения, когда пространство функциональное. Просторные пространства без вычурных рококо и барокко. Чем проще, тем лучше. С зеленью, с деревом, светлое — для меня всегда комфортное.

— Здесь — в студии — по сути вы воплотили постоянную точку, в которую бы вам хотелось возвращаться?

— Да, в целом да.

— Это ваше гнездо, которое вы сделали для всех? Вы в каждой квартире создавали книжные шкафчики, а здесь вы сделали в общем большую книжную зону.

— На самом деле так и есть, потому что я очень много работаю и дома обычно только сплю. Для меня в этом плане место, где я сплю не такое важное. Несмотря на то, что у меня есть семья, ребенок. Всей семьёй мы живём в концепции, что дома мы все только спим.

Мы всё время заняты, где-то гуляем, ходим, проводим время, очень много времени на работе. Мне хотелось бы, чтобы для людей, которые также много работают, для них это пространство было максимально комфортным. Потому что многие, кто очень много работает, они дома только спят, а на выходные куда-то уезжают.

Есть люди, которые действительно вкладывают много сил в свой домашний интерьер, в дом, в квартиру, в которой они живут, и это здорово. Но я немножко другого плана человек. Для меня важно, чтобы был хороший матрас и большая гардеробная. Всё остальное глобально. Оно на самом деле не так важно, потому что я там не провожу время.

—Если вы, например, приходите в гости к друзьям, вы оцениваете интерьер, стараетесь понять: ага, вот этот человек я его знаю, он любит «то-то и то-то»? Вы ловили себя когда-нибудь на таком процессе? Может, сравнивали, например: я бы так сделала или не сделала?

—Я могу сказать, что больше эта история проявляется в каких-то мелочах. Потому что чаще всего люди берут какой-то дизайн-проект. А они плюс-минус все одинаковые. Сейчас есть определенные тренды. И если ты ходишь к людям, которые недавно делали ремонт, там всё будет примерно в одном стиле. Ну условно: если это не очень творческие люди или те, которые много работают и не готовы много сил тратить на интерьер, они просто заказывают современный.

— А дальше ты обращаешь внимание на какие-то мелочи? Что-то люди привозят из поездок, что-то люди уже сами после дизайнеров начинают довешивать, доделывать и так далее. И это обычно как раз-таки за это и цепляется глаз. И ты спрашиваешь, а вот это что, а вот это что?

— Есть еще вопрос сроков и стоимости. Можно дать задачу дизайнеру, он придумает что-то супер инновационное, интересное, какие-то креативные решения, и вы будете несколько лет делать этот интерьер.

Сейчас я, мои друзья, люди большого мегаполиса — они все очень торопятся. Очень мало кто готов тратить долгий период времени на то, чтобы долго что-то делать. Сделать типовую историю, и насыщать уже чем-то своим. Так многим проще. Или многие, также как я, вообще не заморачиваются.

Вот почему таким большим спросом пользуется та же Москва-Сити для жизни у известных людей, популярных блогеров. Потому что они точно также приезжают уже в готовые квартиры. Они снимают либо покупают. И вообще не заморачиваются ни с интерьером, ни с чем. Он красивый, визуально красивый, для фотографий, для контента подходит всем. А люди больше заняты творчеством, саморазвитием и прочим, чем какой-то индивидуальностью в интерьере.

В этом плане украшения стали историей для выражения индивидуальности. Интерьер — это сложная задача. Сделать какой-то супер уникальный интерьер — это нужно не один, видимо, ремонт пройти.

Это требует больше внимания, больше концентрации, времени и самопонимания. Часто какие-то супер-интересные интерьеры я встречаю у людей намного более старшего возраста, которые делают не первый ремонт, которые много уже что попробовали. И которые уже глубоко себя осознали. Они уже имеют немного другой темп жизни. У них уже нет задач везде успеть, они уже везде успели, уже всё посмотрели, они уже никуда не торопятся.

И вот здесь, когда ты попадаешь в такие дома или квартиры, это чувствуется. Там можно ходить и всё рассматривать. На каждое решение у человека будет рассказ, почему это так или вот так.

Недавно делала моя подруга ремонт в квартире, она говорила, что была задача сделать так, как в дорогих отелях. Потому что — говорит — я понимаю, что мне надоест здесь жить, я хочу это легко продать — оно всем понравится, или сдать — оно тоже всем понравится. И у нее был единственный запрос: сделать ремонт, как в дорогом отеле. Отель — решение практичное, но не про индивидуальность.

— И последний вопрос по поводу пространства для йоги. Ты так или иначе находишься в йоге?

—Да, конечно.

Hand 2 изм.jpg

У тебя дома есть какое-то отдельное пространство для йоги, медитации или это для тебя не очень важно оформление такого пространства? Какое место занимает пространство для йоги в твоей жизни?

Дома до появления семьи и ребенка оно всегда было. Но йога это история про то, что внутри. Ты можешь заниматься йогой, где угодно. Неважно — хоть в автобусе. Что называется, «замедитировать». Но мне некомфортно дома, потому что маленькие дети, там очень много шума, много того, что тебя отвлекает, игрушки везде разбросаны. Совсем не настраивает на такую атмосферу, и абсолютно не дает комфортно заниматься. Студия Hand — я действительно планирую здесь начинать утро и заканчивать день.

Отлично! Получается, что отдельная студия оптимальнее для таких историй, как йога, медитация и так далее?

Да, конечно. Если у людей есть возможность заниматься — здорово. Если их поддерживает семья, нет очень маленьких детей, которые создают большой шумовой фон — это прекрасно. Но чаще всего у людей нет возможностей заниматься дома. Поэтому, конечно, они ищут студии, такие пространства.

Hand

Инстаграм (ресурс, запрещенный на территории РФ)

Инстаграм Натальи Мендус (ресурс, запрещенный на территории РФ)
Hand 3 изм.jpg

Читайте также