youtubeyoutube

Йога в 67 лет: «Я не наставник, я вдохновитель!»

Знание
|  28 ноября 2017

Татьяна Караваева начала заниматься йогой в 52 года. Сейчас ей 67, и она преподаватель одного из самых сложных направлений – Аштанга- виньяса-йоги в традиции Паттабхи Джойса. Пока большинство ровесников твердит о том, что в этом возрасте «уже пора бы заканчивать», Татьяна разрушает стереотипы, показывая на собственном примере, что возможности нашего тела безграничны, и что начинать никогда не поздно.

Вы с такой лёгкостью демонстрируете сложнейшие асаны и виньясы. Наверняка всю жизнь занимались спортом?
— Нынешнюю растяжку и гибкость я приобрела только за счёт йоги. На первом занятии не могла даже пальцами достать до пола, а в Баддха-конасане колени были около ушей. Поэтому для раскрытия таза я использовала в качестве грузов пятилитровые бутылки с водой. Это помогло постепенно приблизить колени к полу. Конечно, в школьные годы мама водила меня и в секцию балета, и на фигурное катание, и на художественную гимнастику. Но уже в институте я всё забросила. Тогда это было очень дорого. Я работала научным сотрудником в институте биохимии им. А.Н. Баха. А что может себе позволить научный сотрудник? Жила от зарплаты до зарплаты, нужно было растить ребёнка. Между моими детскими занятиями спортом и началом пути в йоге прошло около 30-ти лет.

IMG_0013-a copy.jpg

Какой была ваша жизнь до йоги и как поменялась после начала практики?
— Родилась я в городе Гори. Потом переехали с мамой в Тбилиси, где поступила в Тбилисский университет на биологический факультет. Затем поехала в аспирантуру в Москву, где и осталась. Проработала всю жизнь в лаборатории при институте имени Баха, в 25 лет вышла замуж. К сожалению, через 10 лет муж ушёл из жизни, тяжело болел. Я решила воспитывать дочку сама, так как мне казалось, что ни один мужчина не сможет дать ей столько, сколько родной отец. Поэтому большую часть жизни я посвятила науке и воспитанию дочери. А вот когда дочь выросла, появилось время и на себя.
В йогу я пришла в 52 и очень быстро поняла, что наука мне перестала быть интересна, поэтому и на пенсию я ушла на несколько лет раньше, чем положено. Мне уже стало жалко отдавать своё время биохимии, хотелось больше заниматься собой, практиковать. Мне хотелось и вечером куда-то побежать, а у меня работа. Мне хотелось и на семинары — на один, на второй — а у меня отпуск лишь раз в полгода. В итоге я поняла, что без йоги я уже не могу, а без биохимии — вполне.
Жизнь поменялась кардинально. Сейчас я даже не представляю, чем бы я занималась на пенсии, если бы не йога. Изменения коснулись абсолютно всех аспектов жизни: режим дня, питание (я стала вегетарианкой), состояние здоровье. Сейчас у меня гораздо больше энергии, чем в 20 лет! Я всегда встаю в 4:30 утра, даже если легла в 12 ночи. В 5 утра я отправляюсь на пробежку вместе со своей собакой, в 6 – я уже на коврике и два-два с половиной часа посвящаю практике. Затем я либо еду преподавать, либо занимаюсь внучкой, либо нахожу другие занятия по душе: катаюсь на велосипеде, много читаю (особенно специальную литературу по йоге), люблю пересматривать старые фильмы, встречаться с друзьями-йогами.

А как восприняли ваше увлечение йогой на работе и в семье?
— Изначально я начинала заниматься йогой вместе с дочерью, но потом она увлеклась спортивным рок-н-роллом и буги-вуги. Там, кстати, и познакомилась с будущим мужем. Однако на даче дочка по-прежнему с большим удовольствием расстилает коврик и занимается, к нам присоединяется и девятилетняя внучка. Вообще, я всем в своей семье купила по коврику, включая зятя. Коллеги же к моему новому увлечению отнеслись с непониманием, спрашивали: «Да зачем оно тебе надо?» Сейчас, когда изредка созваниваемся, до сих пор спрашивают: «Ты всё ноги задираешь?»

IMG_0043-Rec.jpg

В начале практики не боялись, что будут травмы или занятия негативно отразятся на здоровье? Всё же вы на тот момент уже были в возрасте, когда время начинает брать своё.
— Есть стереотип, что Аштанга-виньяса – это самый травматичный стиль, самый сложный и уж точно не подходит для людей старшего возраста. Но я с уверенностью могу сказать, что это не так! В Аштанга-виньясе тело очень хорошо разогревается, поэтому при соблюдении всех правил безопасности получить травму практически невозможно. И у меня за всю практику — ни одной травмы. За это время с моим телом произошли невероятные изменения. Даже рост увеличился на целых 3 сантиметра! Хотя к старости рост обычно наоборот уменьшается, оседает позвоночник. Сейчас мой рост 167 см, а был – 164. Ещё я очень похудела: раньше весила 57, а сейчас – 49.
И лекарства я принимала последний раз в институте биохимии. Одно время моя работа была связанна с холодильником. Перед тем, как в него зайти, нужно было надевать телогрейку. А летом, когда жара, не хотелось: забегаешь в эту комнату, она освежает, делаешь работу, выбегаешь. В итоге я получила воспаление лёгких. С тех пор прошло много лет, а я практически не болею и живу без лекарств. Пью только травы, витамины, натуральные препараты. При этом раз в год обязательно прохожу диспансеризацию, и у меня всё в норме. Йога крайне положительно влияет на организм, улучшает кровообращение, усиливает питание внутренних органов. У меня нет гипертонии, как у многих моих ровесников. Большинство давних знакомых располнели, редко выходят из дому. Когда мы созваниваемся, практически всегда разговоры заходят про болезни. А у меня жизнь бьёт ключом!
Раньше я была довольно закрытым человеком, погружённым в науку, в тексты. Йога сделала меня не только более активной, но и более общительной. Несколько лет назад в моей жизни появился интересный мужчина, он моего возраста и тоже занимается йогой. Мы познакомились на первом семинаре Шарата Р. (внука Паттабхи Джойса) в Москве, в 2011 году. С тех пор мы вместе и всегда очень насыщенно проводим время: посещаем семинары известных преподавателей, ходим в вегетарианские рестораны, путешествуем.
Когда у вас возник интерес к йоге? Что вообще подтолкнуло к этому? Ведь в советское время было не так уж много доступной информации.
У меня мама родилась в Китае, в Харбине (дедушка и бабушка уехали туда, когда было строительство железных дорог), прожила там 18 лет (до поступления в институт), и увлеклась китайской гимнастикой, дыхательными практиками. В Грузии она выучилась на филолога и интерес к востоку сохранила на всю жизнь. Раньше были такие журналы «Наука и жизнь», из которых она вырезала статьи о йоге и присыла мне из Тбилиси в Москву. Изначально меня просто увлекала философия, я читала мамины статьи, но именно к занятиям йогой пришла не сразу, а много лет спустя. Однажды в институте биохимии была распродажа книг, среди которых я обнаружила «Начала Хатха-Йоги» Т.Э. Васильева и стала заниматься по ней.
Потом мама сообщила мне, что у нас в Москве открылся центр йоги. Я его тогда не нашла и обратилась в Культурный центр им. Джавахарлала Неру при посольстве Индии в Москве. Там был очень хороший учитель из Индии. Лето я прозанималась, а осенью он уехал и на прощание мне сказал: «Продолжай заниматься йогой. Единственное, что береги: колени, поясницу и шею. И у тебя будет долгая жизнь в йоге». Так оно и получилось.

IMG_0049 copy.jpg

Но к Аштанга-виньясе вы, получается, тоже пришли не сразу?
— Не сразу. Мои первые 5 лет в йоге я блуждала, искала себя. После индийского посольства я занималась Йогой-23 у ученицы Сидерского. Потом она порекомендовала центр Йоги Айенгара, где отстраивают асаны. Так я попала к Александру Фурашову в «Yoga-Ru». Параллельно с йогой Айенгара я занималась универсальной йогой у Андрея Лаппы. Попробовала даже Йога-нидру, но с неё я сбежала, даже не отходив абонемент. А потом случайно забрела на Новокузнецкую в центр Аштанга-йоги на Старом Толмачевском переулке (это один из самых старейших клубов Аштанга-йоги в Москве). С первого занятия я вышла фактически на четвереньках: у меня ноги дрожали, руки дрожали, не могла нащупать ногами ступеньку. Но вот тут-то я и поняла: это моё! Мне нравится, что это практика динамичная и силовая, и что здесь есть чёткая последовательность. Вот я одну серию отработала, и вижу, что нужно делать дальше. Наверное, такое стремление к чёткости у меня осталось от работы в науке. Ещё мне нравится в Аштанге многократное повторение асан, которое позволяет каждую из них проработать максимально глубоко.
После занятий на Новокузнецкой я вскоре ушла в школу Аштанга-виньясы Михаила Константинова. В 5 утра вставала, ехала на Маяковку. Тогда там группа только набиралась, была я и ещё пара человек. И вот ночь, зима, а я ехала и занималась по 2 часа. Брала с собой термос и что-то перекусить, а после — на работу, в институт биохимии. Это были Майсор-классы. Майсорский стиль — форма занятий, как она проходит в школе Паттабхи Джойса в Майсоре (Южная Индия). Здесь ученик приходит в класс в удобное для себя время и практикует в своем ритме, делает свою серию. Инструктор ходит по залу и поправляет ученика. Посещая этот класс, надо знать наизусть последовательность своей серии, которую будешь практиковать. Здесь идёт глубокая самостоятельная работа над каждой асаной. Поэтому параллельно я также занималась дома по кассетам с видеоуроками Паттабхи Джойса, которые для меня записал преподаватель.
Вообще я хочу выразить бесконечную признательность своим преподавателям М.Н. Константинову и А.Фурашову, а также всем учителям за их терпение, за их знания и энергию, которая так помогает постигать йогу, следовать по пути поиска и все время открывать в себе что-то новое.

IMG_0056 copy.jpg

А когда вы поняли, что уже сами готовы преподавать?
— Это как-то само собой произошло. На преподавательские курсы к Александру Фурашову сначала поступила моя подруга. Потом она уехала отдыхать и попросила меня в это время походить вместо неё, записать лекции. Это был декабрь месяц, курсы шли уже во всю. Я записывала ей все конспекты и мне самой очень понравилось. Тогда я пришла к Фурашову и спросила, могу ли я оплатить курсы и продолжить обучение? Он, конечно же, согласился. Так что не знаю, стала бы я преподавателем, если бы ни эта случайность.
Я себя не считаю наставником, я больше, наверное, вдохновляю. У каждого своя жизнь, свой путь, свой выбор, и я не думаю, что имею право говорить кому-то, как правильно и как нужно. Каждый выбирает сам. Да и в йогу все приходят с разными целями: поправить здоровье, похудеть или найти себя. Для меня йога — это прежде всего удовольствие! А теперь уже и мышление, и новая профессия. Я совместила свою профессию и хобби, поэтому могу сказать, что я очень счастливый человек!

— Есть ли у вас какие-то планы на будущее? Какой видите себя, например, в 80 лет?
— Такой же бодрой, как и сейчас! Самое главное, это не прекращать практику. Особенно, в моём возрасте. Куда бы я не приехала, я всегда начинаю своё утро с йоги. Ездили как-то на экскурсию с дочкой, она потом вспоминает: «Просыпаюсь утром, а ты уже на коврике в гостинице». Еще планирую регулярно заниматься в Институте Аштанга-йоги в Майсоре (Индия) под руководством Шарата Р. Пока я овладела только 4-мя сериями Аштанга Виньясы: у меня ещё две впереди! Есть к чему стремиться!

IMG_0060.JPG

Татьяна преподает в студии www.yoga-ru.ru

Над проектом работали:

Интервью: Аполлинария Батюшкина
www.instagram.com/apollinariamagic/
https://vk.com/batyushkina
https://vk.com/apollinariamagic

Фотограф Юлия Новикова
https://vk.com/soul_prophotos  
Дизайнер одежды Анастасия Петрова 
www.instagram.com/anastasia_petrova_designer/
Визажист Анна Саютина 
https://vk.com/anya.sajutina 

Фото: Array
Рассказать друзьям:
Печатать

 

Наши лучшие онлайн курсы:



СЛОВАРЬ ЙОГИ

Смотрите также
Интервью с Густаво Плаца«Йога помогает нам развить невероятное состояние здоровья и благополучия»
Уикенд погружения в Мир ЙогиПройдет с 12 по 14 августа на территории загородного эко-отеля Just WOOD 
Зимний женский ретрит "BaBa YoGa DURGA 2022"с 17 по 21 февраля, Ялта, Круг Света.
Art body flow: новое прочтение культуры йогиПробуждение чувственности и страсти через искусство владения телом
Как не переесть в новогоднюю ночьСоветы врача диетолога
Регистрация
Вход
Регистрация
Вход