«У Гуруджи не было еды, но он занимался йогой!»

«У Гуруджи не было еды, но он занимался йогой!»

Знание
|  21 января 2015

Шарат Джойс — внук знаменитого Паттабхи Джойса, преемника традиции Аштанга-виньяса-йоги.

Шарат начал баловаться йогой, когда ему сравнялось семь, в четырнадцать лет его практика стала регулярной, а в девятнадцать он уже был ассистентом своего знаменитого деда. Сейчас Шарат является директором Института исследования Аштанга-йоги в Майсоре и обучает студентов из разных стран.

Все детство я провел в старой йога-шале. Наблюдал. Когда мне было 10-11 лет, помню, как помогал студентам в Супта Ваджрасане. Когда мы начинаем заниматься йогой, мы похожи на людей, которые не умеют плавать, но их бросили в море. Единственная мысль — выжить. Но когда человек умеет плавать, он уже понимает всю прелесть нахождения в воде и наслаждается. Йога — это мои уроки плавания. Когда я начинал учиться, в шале было всего 5-6 студентов, и это были индийцы. Потом начали приезжать иностранцы. А в 1997 здесь оказалось уже 35-40 студентов — это было очень много!

Однажды Гуруджи показал мне Стойку на руках с такими сложными элементами, что я вам даже рассказывать не буду, а то испугаетесь. Каждое утро Гуруджи приходил к середине моей практики, ставил стул, садился и начинал петь Упанишады. Два года у меня заняло освоение Стойки! Каждый день, сделав эту асану, я смотрел на Гуруджи... а он продолжал чантинг. Это означало, что сегодня у меня новой асаны не будет. И вот однажды я решил не смотреть на него, потому что заранее знал ответ. Именно в этот день он дал мне новую асану! У меня не было мотивации впечатлить Гуруджи, я просто знал, что нужно освоить одну асану в совершенстве, чтобы перейти к следующей.

Мой дед приехал в Майсор с тремя рупиями в кармане. Он просил еду в домах браминов на протяжение нескольких лет, прежде чем Махараджа разрешил ему бесплатно питаться в столовой для студентов. Для прохода туда нужен был пропуск, который было сложно достать. Однажды в школе, где учился Паттабхи Джойс, проводился конкурс талантов. Мой дед пришел в кабинет директора и показал несколько асан. Тогда никто не знал о йоге, она была только для санньясинов. Директор заинтересовался и стал его расспрашивать, где он обучился и как вообще живет. Джойс ответил, что просит еду на улице. Тогда директор выписал ему пропуск в столовую.

У Гуруджи не было еды, но он занимался йогой! А теперь у нас есть все, в том числе и куча причин, чтобы не заниматься.

У меня никогда не было амбиций. Я не мечтал стать знаменитым, просто наслаждался йогой. Если сейчас уедут все студенты, я отправлюсь в лес и проведу там всю жизнь. А, забыл, не получится, у меня же дети! На самом деле где угодно можно погрузиться в практику. Меня часто спрашивали студенты: «Шарат, когда ты уже женишься?» Я отвечал: «Как закончу шесть серий, так и женюсь». Но я женился раньше, и пришлось заканчивать серии уже после свадьбы. Я бы хотел вернуться в то время, оно было особенным...

Когда мы начинаем практиковать, то испытываем множество новых ощущений. Появляется боль. Постепенно наш ум меняется, и мы воспринимаем боль по-другому. В какой- то степени мы даже начинаем наслаждаться ею. И, конечно же, мы не должны бросать практику, ведь она дает нам устойчивость ума. Мне нравится сравнивать ум с Ломбард-стрит в Сан- Франциско. Представьте себе такую дорогу: то она прямая и гладкая, то поворот, то кочка, то вы на обочине или уже в кювете... Короче говоря, разнообразная местность. Так вот, йога — это все равно что внедорожник! Мы можем ехать, несмотря ни на что.

В 2007 году, когда Паттабхи Джойс отошел от интенсивной практики преподавания, Шарат стал главным учителем шалы. На сегодняшний день Шарат — единственный ученик Паттабхи Джойса, овладевший всеми пятью последовательностями системы Аштанга-виньяса-йоги.

Рассказать друзьям:
Печатать

 
Регистрация
Вход
Регистрация
Вход