Сестра милосердия

Сестра милосердия

Знание
|  21 августа 2014

Осенью 2014 года Дезире планирует посетить Москву для проведения мастер-классов в рамках 8-ой Международной Конференции Yoga Journal.

Дезире Рембо — вдохновляющий учитель йоги из Соединенных Штатов. В своей преподавательской деятельности она ориентируется на более чем двадцатилетней опыт практики разных стилей йоги. Дезире создала свой собственный, авторский стиль йоги, который условно назвала Хатха-йогой выравнивания. Он включает в себя методологию йоги по Патанджали, йогатерапию, целительство, принципы биомеханического выравнивания и психотерапию. Дезире много путешествует и проводит по всему миру мастер-классы — ее занятия отличаются особым подходом, основанным на полной вовлеченности и сосредоточенности в настоящем моменте, которая достигается с помощью специальных инструментов: серьезная практика уравновешивается тонким юмором, а боль во время практики искупается состраданием.

Yoga Journal: Как давно вы практикуете йогу?
Дезире Рембо: Я начала заниматься йогой в 1987 году и практикую с тех пор — уже 27 лет. Мне 55 лет.

YJ: Что побудило вас начать заниматься?
ДР: В 1980-х я была инструктором по аэробике и как-то посетила конференцию по фитнесу вместе с другими инструкторами. На конференции было только одно занятие по йоге, все остальные мастер-классы были посвящены степу и аэробике — с нагрузкой от средней до интенсивной. Из чистого любопытства я попробовала — и влюбилась в йогу. Я подумала, что если это способ научить людей вести здоровый образ жизни, то я хочу этому учиться! К счастью, я жила в Южной Калифорнии, где были школы йоги. Я стала ходить на йогу и пробовать заниматься всеми стилями, которые только могла найти в этом штате.

YJ: Кто были ваши учителя?
ДР: Мой первый инструкторский курс я прошла вместе с Гангой Уайт и Трэйси Рич в White Lotus Foundation в Санта-Барбаре, Калифорния. Затем я стала заниматься йогой Айенгара — моими учителями были Маноусо Манос, Фаек Бириа, Патрисия Уолден и другие. Сертифицированным преподавателем йоги Айенгара я стала в 1994 году. Я познакомилась с Джоном Френдом и со временем получила сертификат по Анусара-йоге в 1999 году. Мой любимый учитель по медитации — Салли Кэмптон, на меня также повлияли учения Пемы Чодрон, Тары Брах и Экхарта Толле. С 2012 года я пробую заниматься и другими стилями йоги.

YJ: Какой стиль вы преподаете?
ДР: Теперь у меня мой собственный способ преподавания. Это просто Хатха-йога, основанная на выравнивании. Способ включает в себя принципы биомеханического выравнивания и упражнения из лечебной физкультуры, которые исцеляют и укрепляют тело, а также философские учения, которые исцеляют и укрепляют ум. Смех — лучшее лекарство, и мы всегда смеемся на моих занятиях — так мы учимся не воспринимать себя и свои проблемы слишком серьезно. Хатха-йога позволяет мне чувствовать себя более живой и присутствующей в настоящем, и я хочу делиться этим знанием с другими людьми.

YJ: Почему вы начали преподавать?
ДР: До того как я ознакомилась с йогой, я преподавала танцы, обожала обучать людей танцевать. Когда я открыла для себя йогу, я решила научиться ее преподавать, так как считала, что с ее помощью я могла бы «достучаться» до гораздо большего числа людей, чем с помощью современных, джазовых танцев или хип-хопа.

YJ: Какова ваша цель в йоге?
ДР: Я использую практики йоги и медитации, чтобы сделать мое тело и ум как можно более сильными и здоровыми. Я ощущаю себя счастливой каждый день, когда практикую. Благодаря практике я чувствую себя живой. Чтобы заниматься, мне нужно быть абсолютно присутствующей, ни на что не отвлекаться. Жить в настоящем моменте и действовать, исходя из чувства любви, а не страха — вот две мои цели в жизни.

YJ: Были ли в вашей жизни периоды, когда вы не хотели больше преподавать?
ДР: У меня никогда не было так, чтобы не хотелось преподавать. Мне очень повезло, и я предпочитаю преподавание йоги практически любой другой деятельности.

YJ: Каковы ваши принципы в преподавании?
ДР: Для меня очень важно, чтобы студенты понимали то, что я преподаю. Мне нравится видеть понимание в глазах учеников во время урока — это значит, что знания, полученные на уроке, работают конкретно для них. Чтобы донести свою мысль, я готова попробовать много разных способов. Чтобы помочь студентам, мне важно быть понятной. Мне также важно, чтобы студенты хорошо себя ощущали и хорошо думали о самих себе во время и после занятий. Моя практика помогла мне научиться любить себя, и я желаю того же другим людям.

YJ: Как вы работаете с эмоциональными травмами студентов?
ДР: Важно создать безопасное пространство для тех студентов, которые, возможно, переживают трудные эмоции во время занятия. Я создаю для них пространство, в котором они могут плакать или пребывать в тишине, если им это нужно, а затем я даю им понять, что я в их распоряжении, если они захотят поработать с этим после занятия. Я также направлю их к хорошим специалистам, если они того захотят.

YJ: Люди какого возраста посещают ваши занятия?
ДР: Мои занятия для людей всех возрастов и возможностей. Некоторым моим ученикам за 20, кому-то — за 70, а нескольким — за 80 лет. Я сейчас веду еженедельное занятие для людей, которым хорошо за 50 и которые все еще хотят интенсивно заниматься. Уроки проходят в местной йога-студии в Южной Калифорнии. Всем нам очень весело и здорово проводить время в компании сверстников. Мы много смеемся и подбадриваем друг друга, призываем стараться и никогда не сдаваться. Все мы очень высоко ценим наше йога-сообщество.

YJ: Есть ли какие-то события вашей жизни, которые серьезно повлияли на практику?
ДР: В 2003 году мой 20-летний сын Брэндон был убит неизвестным человеком. Дело так и не раскрыли. Моей дочке, Джессике, в то время было 18 лет. Последние 10 лет были порой глубокого духовного роста для меня и для всех нас — мы прорабатывали наше горе и пытались принять эту потерю. И все это время йога была для меня своего рода системой поддержания жизнедеятельности. Теперь я больше ценю настоящий момент, и у меня больше сострадания по отношению к той боли, которую человеку, возможно, пришлось пережить в своей жизни.

YJ: Есть ли разница между практикой, описанной в священных текстах, и йогой в реальной жизни?
ДР: По-моему, йога в реальной жизни — именно то же самое, что и йога, описанная в священных текстах. Реальные и самые «долгоиграющие» результаты практики становятся очевидны во время нашего взаимодействия с другими людьми. То, что мы можем сделать на коврике, меняется с годами и является разным для разных людей. А то, как мы используем то, чему нас учат йога и медитация, проявляется в наших отношениях к себе и другим. Самоисследование и польза для ментального и физического здоровья взаимосвязаны.

В США Дезире Рембо занимает активную жизненную позицию, применяя в действии инструменты карма-йоги. Она инициатор йога-проекта для несовершеннолетних девочек-подростков, оказавшихся под наблюдением системы правосудия.

Рассказать друзьям:
Печатать

 

Наши лучшие онлайн курсы:



СЛОВАРЬ ЙОГИ

Смотрите также
Как подобрать себе косметику Правильный уход - это целая вселенная
Личный косметолог на дому Новый аппарат для омоложения кожи лица VIA, L&L SKIN
Наслаждаться жизнью Отрывок из книги «Брать, давать и наслаждаться» Татьяны Мужицкой
Летний РОЗЫГРЫШ Выиграй билеты к морю
Почему не получается медитировать? Отвечает Максим Кириченко, психолог, телесно ориентированный терапевт, танатотерапевт-практик.
Регистрация
Вход
Регистрация
Вход