Космический навигатор

Космический навигатор

Знание
|  30 января 2014

Мне было 23 года, когда я вернулся из путешествия по Индии и Дальнему Востоку. Я считал, что пора уже остепениться и выбрать профессию. Вырос я в израильской академической семье и ощущал на себе давление родных — нужно было продолжать образование. Но что мне изучать? Помню тот день, когда я наконец сделал свой выбор. Я поплавал в Средиземном море и пошел к родителям. По дороге я вдруг увидел табличку на доме, в котором прожил большую часть жизни. На ней было написано «Улица Фрейда, 26». На следующий день я записался на факультет психологии в Университет Хайфы. Через много лет, по мере продвижения в изучении каббалы и нумерологии, я обнаружил, что число 26 символизирует непроизносимое имя Бога, которое ассоциируется с первоначальной энергией под названием мудрость. Тогда я осознал, что табличка на доме моих родителей не только направила меня изучать Фрейда, но также побудила встать на путь изучения каббалы. Я стал бакалавром и планировал получить степень магистра и степень кандидата наук в области клинической психологии. Однако в Израиле всегда было больше людей, которые хотят лечить, чем тех, кто нуждается в лечении. Как правило, университет принимает только одного из четырехсот абитуриентов. Самое важное требование — рекомендация профессора. У меня были самые высокие оценки, и я был уверен в своем успехе. Я был одним из восьми студентов, которых профессор специально выбрал для участия в эксклюзивном семинаре по психоанализу. Однако профессор отказался дать мне рекомендательное письмо. Он сказал, что мой взгляд на жизнь и на лечение сильно отличается от взглядов большинства психологов. Так как я делился с ним своим интересом к символизму и мистицизму, он считал, что мое чрезмерно бурное воображение в совокупности со странными теориями о жизни, смерти и духовности могут представлять собой «угрозу системе». «Ты слишком творческий человек для того, чтобы быть хорошим клиническим психологом», — сказал он мне покровительственным тоном. Я был в ярости. Так как по гороскопу я Овен, а это воинствующий знак, то у меня кровь прилила к голове. За секунду он стал моим самым злейшим врагом.

Мой внезапный гнев говорил о том, что я ментально объявил ему войну. И в тот момент его отказ был самым худшим, что когда-либо со мной случалось.

Но затем произошло еще кое-что — как это обычно и бывает. Вселенная гораздо более креативнее нас. Позвонил мой лучший друг и пригласил меня поехать вместе с ним в Мексику, заниматься серфингом. Я все еще оплакивал свою только что погибшую карьеру, и моей первой реакцией было: «Ты что, спятил? Разве ты не видишь, как я несчастен?» Но затем я задумался. Мое имя Гал на иврите означает «волна». Я подумал, что лучший способ понять волны и в конечном счете самого себя — научиться серфингу. Теперь я понимаю, что тогда просто следовал тому курсу, который был предначертан при рождении. Я этого еще не знал, но мой астрологический восходящий знак — Рыбы. Восходящий знак — это тот символ, который показывает нам путь к самоосознанию. Это не друг позвал меня к водам Мексики, а моя астрологическая конституция и мое имя. Мой друг и даже враг — тот профессор — были лишь проводниками.

Я поехал на Запад, руководствуясь тем посланием, которое несло мне мое имя. И вот я оказался в Мексике, где я искал Гала, искал волны и учился искусству течь вместе с жизнью. Мантра, которой меня научили мои друзья-серферы: «Не бойся». Она мне хорошо послужила и в бурном море, и на суше. Через месяц моему другу нужно было возвращаться в Израиль, а вылетал он из международного аэропорта в Гвадалахаре. Так как у меня еще было несколько свободных месяцев, прежде чем я мог вновь подавать документы в университет, я решил на несколько дней поехать вместе с ним в Гвадалахару.

На пятый день пребывания там ко мне подошел мускулистый молодой человек и предложил показать «настоящую Мексику». Моей первой реакцией было вежливо отказаться. У меня с собой были все деньги, паспорт и дорогой фотоаппарат. А он, конечно, хотел все это украсть и, возможно, также заодно прихватить и мои органы, чтобы потом продать их на черном рынке.

Однако внутренний голос подсказал, что нужно отдаться ситуации. Не бояться. Оседлать волну. И я засунул руку в карман, чтобы защитить свой бумажник, и сел вместе с ним в автобус. Мы больше часа ехали до довольно бедного и довольно бандитского района города. Там мы позанимались в его спортивном клубе и встретились с его приятелями — любителями текилы, которые громко исполняли песни о мексиканской революции. На обратном пути мы услышали, как из окна одного из маленьких домиков раздается живая музыка. Мы зашли и увидели там двух парней, играющих на музыкальных инструментах. Рядом с ними стоял микрофон, которым на тот момент никто не пользовался. А я всегда мечтал стать рок-музыкантом. Повинуясь импульсу, я схватил микрофон и стал петь и кричать, пока у меня не заболело горло. После нескольких часов такой рок-импровизации я вернулся в отель. Это был один из самых потрясающих дней моей жизни. И бумажник все еще был при мне. На следующее утро, когда я паковал вещи и готовился к отъезду из Мексики, два этих музыканта — в сопровождении трех переводчиков (каждый из них знал английский язык только на одну треть) — появились у меня в отеле и предложили мне присоединиться к их группе. Оказывается, днем ранее они специально установили этот микрофон, чтобы проводить прослушивание — они искали фронтмена, и я оказался единственным, кто пришел. Я поблагодарил их и сказал, что в этот же день уезжаю в Гватемалу. «Зачем?»— спросили они у меня. «Чтобы выучить испанский»,—ответил я.

Они озадаченно переглянулись. «Мы можем научить тебя испанскому», — сказал один из них. Через три недели мы с группой уже выступали в клубах по всей Гватемале. А меня усыновила любящая семья, которая предоставила бесплатное проживание, еду и транспорт. Синхронность событий сопровождала мою жизнь. Однажды во время пробежки в парке я увидел группу людей в белом.

Я подошел поближе и впервые увидел практикующих йогу. Не дожидаясь приглашения, я к ним присоединился. И с того момента я почти каждый день ходил на занятия йогой. А через месяц инструктор попросил меня пойти с ним навестить одного из учеников, который заболел. Пока мы сидели с больным, я предложил полечить его и применил некоторые приемы тибетского энергетического целительства, которым научился несколько лет назад. Он почувствовал себя лучше, а его благодарная жена захотела сделать мне подарок.

Она позвала меня в другую комнату и задала три вопроса, которые я с тех пор задаю всем, кто приходит ко мне за помощью. Я называю их троицей. Это: «Ваша дата рождения?», «Где вы родились?», «В какое время?» Я на них ответил и впервые в жизни увидел, как составляют астрологическую карту. Женщина начала заниматься этим совсем недавно и постоянно что-то смотрела в книгах. Но ее комментарии были потрясающе точными. До этого пять разных психологов не смогли понять меня так хорошо, как этот начинающий астролог. Я закрыл глаза и прошептал своему высшему «я»: «Если я должен изучать это искусство, которое кажется мне таким знакомым, пожалуйста, покажи мне путь».

Меньше чем две недели спустя гитарист из нашей группы потащил меня на какое-то таинственное собрание. «Кто они такие? Чем занимаются?» — подозрительно спрашивал я. Он отмахнулся от моих вопросов и сказал: «Там классные девчонки». Я вошел в помещение и сел сзади, рядом с дверью, чтобы можно было незаметно уйти. Преподаватель говорил по-испански, который я в то время не понимал, однако время от времени он вставлял слова на иврите. А затем, к моему удивлению, в тысячах миль от Израиля, в окружении мексиканцев, учитель начал писать на доске буквы иврита — моего родного языка. Я пришел в группу, в которой изучали каббалу и астрологию. Гитаристу просто показалось, что мне понравится. Он был еще одним проводником.

Я присоединился к эзотерической школе Circulo Dorado и прозанимался у них два года. Программа в Гвадалахаре заменила мне курс магистра психологии в Хайфе. А позже я узнал, что «Зоар», самая важная книга в каббале, была написана в Гвадалахаре, но только в Испании. Получается, что моя душа очень хотела изучать каббалу в месте под названием Гвадалахара.

Планировал ли я заниматься каббалой, астрологией и йогой? Нет. Думал ли я, что это моя судьба? Нет. Я просто следовал пути моего имени, а также другим знакам, которые встречал на своем пути. Оглядываясь назад, я считаю профессора, который не дал мне возможности поступить в университет, самым влиятельным человеком в моей жизни. Полагаю, он самый важный каббалист и мистик, которого я когда-либо встречал, даже если он сам никогда не согласится с такими характеристиками. Он не был врагом, которым я его считал, когда покидал кабинет без рекомендательного письма и без надежд на будущее. Он был моим спасителем, моим проводником и моим целителем.

Рассказать друзьям:
Печатать

 

Наши лучшие онлайн курсы:



СЛОВАРЬ ЙОГИ

Смотрите также
Астрологический прогноз на неделю (с 13 июня по 19 июня) Основывается на индийской системе (Джйотиш)
Астрологический прогноз на неделю (с 17 по 23 января) Основывается на индийской системе (Джйотиш).
Парная йога: подходит всем или нет? Как Акройога формирует уникальные качества внутри нас
Дизайнерские оправы и нестандартные цвета На Покровке открылся магазин Harry Cooper
Регистрация
Вход
Регистрация
Вход